Малукало А. H. Кубанское казачье войско во второй половине XIX - начале XX вв
Главная | Статьи и сообщения
 использование материалов разрешено только со ссылкой на ресурс cossackdom.com

 

 

 А.Н.Малукало

 

Кубанское казачье войско во второй половине XIX - начале XX вв.:
основные тенденции развития

 

Большая часть проводимых конференций по казачьей проблематике так же затрагивает вопросы возрождения казачества на современном этапе. Это свидетельствует о необходимости всестороннего изучения опыта прошлого и адаптации его применительно к современности. Здесь дана попытка проанализировать основные тенденции в развитии кубанского войска в пореформенной России и некоторые предположения относительно современного казачества.

В развитие кубанского казачества в указанный период можно выделить две важнейшие составляющие, особо интенсивно дискутируемые в новейшей историографии – этносоциальное развитие и эволюция войска как военно-административного и хозяйственного организма. 

В отношении этнических процессов в среде кубанского казачества была сформулирована теория о формировании субэтноса – кубанские казаки (Н.И. Бондарь), поддержанная рядом исследователей. Данные построения вызывают ряд возражений как с точки зрения наличия условий для этнообъединительного процесса, так и эмпирического подтверждения наличия этнической целостности кубанцев и   этнического самосознания. Приток иногороднего населения, родственного по языку, вероисповеданию и бытовой культуре, совместно проживающего с казаками в рассматриваемый период, ставит под сомнение возможность избирательного этнообъединительного процесса среди казаков.  Допустив возможность такого процесса, мы должны признать, что в основе этноидентификации кубанцев лежали не этнические элементы культуры в классическом понимании, а отличительные особенности службы и военно-административного устройства, что весьма сомнительно. При этом нельзя отрицать наличия уникальной системы ценностей и своеобразной картины мира у казаков (см. работы Н.И.Бондаря, О.В.Матвеева), сформировавшейся под влиянием местных условий. Кроме того, отсутствовала этническая однородность кубанцев. Различия в бытовой культуре – наиболее этничном слое – бывших черноморцев, старо- и новолинейцев, а так же закубанцев были довольно значительны. Отсутствие единого этнического самосознания подтверждается отсутствием мифологем единства происхождения, эторазделительных маркеров. Такими разделителями между казаками и не казаками могли стать различия в правовом положении, особенностях отбывания службы, что, как представляется, недостаточно для полноценной энтичности.  

В развитии войска во второй половине XIX - начале XX вв. можно выделить несколько этапов. 60-70-е гг. XIX в. – этап реформирования системы управления с целью максимального развития «гражданственности» в казачьем населении. В администрации приоритет получили гражданские ведомства, был разрешен доступ на войсковую землю иногородним, облегчалась воинская повинность. Уже тогда наиболее дальновидные администраторы, такие как начальник главного управления казачьих войск ген.-лейт. Карлгоф и наказной атаман Терского казачьего войска М.Т.Лорис-Меликов, указывали на опасность слияния казачьего населения с гражданским. В конечном итоге так и произошло, ведь отсутствие постоянной военной опасности с окончанием Кавказской войны и тесное соседство с гражданским населением не могло не сказаться на настроениях и боевых качествах кубанцев.

Второй этап, 1880-90-е гг., связан с реформой кавказских казачьих войск, названной нами по имени идейного вдохновителя и организатора – реформой кн. А.М.Дондукова-Корсакова. Основная провозглашенная цель данной реформы – сохранение казачества как военной силы, объективная необходимость – как социальной опоры царизма. Комиссия по выработке мер для поддержания казачьего сословия, созванная в г.Тифлисе под руководством ген.-лейт. Г.А.Леонова, признала необходимым ограничить наплыв иногородних в область, учредить должность наказного атамана кавказских казачьих войск и ограничить в правах иногородних, проживающих в казачьих станицах. Совершенно очевидно, что уже тогда начался процесс скрытого расказачивания, то есть потеря казачеством сословных признаков. В это же период начинается реформирование порядка отбывания казаками воинской повинности с целью сближения с регулярной армией.     

Третий этап начался после окончания русско-японской войны. В этот период главное управление казачьих войск было упразднено, а его функции переданы казачьему отделу генштаба. Расширяются права наказного атамана, особенно в хозяйственной части. Ставка делается на максимальное сближение казачьих подразделений с регулярными частями. Нарастают хозяйственно-экономическое трудности в казачьих областях. Возникает идея об упразднении особой формы отбывания казаками воинской повинности с сохранением привилегий.

Таким образом, история Кубанского казачества в пореформенный период позволяет сделать ряд выводов и наблюдений. Существование казачества вне приграничной зоны, без постоянного соприкосновения с противником существенно сказывается на боевых качествах. Тесный контакт с гражданским населением приводит к необходимости искусственных мер по поддержанию казаков как реальной военной силы. Социальные процессы, вызванные развитием капитализма, сказались на всех сословиях российского общества, в том числе и на казачестве.

Существование казачества как сословия в современном обществе не имеет никаких перспектив. Развитие военного искусства и вооруженных сил вообще ставит вопрос об использовании конных подразделений. С точки зрения государства, какой смысл в дублировании уже существующих служб особыми казачьими частями (как предполагает проект федерального закона о казачьей службе)? Кроме того, законодательное закрепление за каким либо общественным объединением, либо этносом, какой либо функции прямо противоречит идее гражданского общества, закрепленной в конституции.  Таким образом, возрождение казачества  как сословия с набором особых функций не имеет перспектив.

Совершенно иначе выглядит идея возрождения казачьих традиций с точки зрения работы с молодежью и патриотического воспитания. В местах компактного проживания казачества подобные организации с успехом могли бы заменить бывшие пионерские организации или совершенно чуждых нашей традиции скаутов. Как представляется, это направление – то есть возрождение традиционной культуры, наиболее перспективно.