КАЗАЧИЙ

СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК


 

А

АБРАМОВ Григорий Иванович (дон.) - рожд. 1893 г., ст. Урюпинской; есаул; участник Пер­вой Мировой войны, борьбы за Дон в г. г. 1918 - 20 и Второй Мировой войны а рядах против­ников С.С.С.Р.; эмигрант; умер 6 мая 1956 г. в городе Дармштадте (Германия).

АБРАМОВ Федор Федорович (дон.) - род.23 декабря 1870 г., ст. Митякинской; ген. штаба ге­нерал - лейтенант; сын донско­го генерала. Юность и боль­шую часть жизни провел вне казачьей среды. Военное образо­вание получил в Полтавском ка­детском корпусе, Александров­ском пехотном и Николаевском инженерном военных учили­щах. После производства в чин хорунжего, некоторое время со­стоял на службе в Донской гва­рдейской батарее, а от 1895 г. до 1918 г. в казачьих частях уже не служил. В 1898 г. успе­шно закончил курс Академии  Ген. штаба и ряд лет занимал должности в русских штабах или командовал драгунами и уланами. В 1914 г. назначен на­чальником Тверского кавале­рийского училища. На Дон воз­вратился после революции в ян­варе 1918 г. и до 11 февраля командовал Северной группой партизанских отрядов. 10 мая 1918 г. назначен начальником дивизии в Молодой, армии Всевеликого Войска Донского; от ноября 1919 г. до марта 1920 г. состоял на посту Инспектора Донской конницы. После эва­куации в Крым назначен коман­диром Донского корпуса, кото­рым считался и в эмиграции, где одновременно исполнял долж­ность начальника Второго от­дела Русского Общевоинского Союза на территории Болгарии и Сербии. После Второй Миро­вой войны эмигрировал в США и пал жертвой несчастного слу­чая. Умер 9 марта 1963 г. По­гребен в Лейквуде, Н.Д.

АБРЕК - у Кавказских Горцев так называют удальца, рыцаря. Русские же придают этому сло­ву значение налетчик, разбой­ник.

АБХАЗИЯ - страна между вос­точным берегом Черного моря и юго-западными склонами Кав­казского горного хребта. Насе­лена горскими племенами Аб­хазов, Джигов и Абазинцев. Не­когда самостоятельное княже­ство, теперь составляет часть Грузии.

АБЫ-КАК - кое как, небрежно.

АВАРЫ - лезгинское племя в Дагестане. Когда-то независи­мое и могущественное ханство на южных склонах Кавказских гор, известное у Персов, как Сарир. В 6-м в. народ того же имени продвинулся на запад до Дуная и поработил там местных славян, которые находились под властью Аваров до 623 г. Этих Аваров русские летопис­цы называли Обрами.    

АВВАКУМ ПЕТРОВИЧ - знаме­нитый поборник благочестия древней греческой веры; протопоп г. Юрьева Поволжского, вначале славился, как пропо­ведник и ревнитель Правосла­вия, но в 1665 г, открыто вос­стал против новшеств патриар­ха Никона; защищал прежний старинный чин церковной службы в своих проповедях, мно­гих письмах и опубликованных сочинениях ("Бытие о москов­ском падении" , "Ответ о При­частии" и др.). Написал гроз­ное увещевательное письмо ца­рю Федору Алексеевичу; ссы­лался в Сибирь и 14 лет проси­дел в земляной тюрьме Пустозерска. Несмотря на гонения и истязания не отрекся от своих убеждений и сожжен, как ере­тик, в 1681 г. Осталась его ав­тобиография "Житие протопо­па Аввакума". Его память чтут Казаки - старообрядцы.

АБРАМОВ Петр Матвеевич (дон.) - войсковой старшина и талантливый писатель. До де­вятнадцати лет учился в Дон­ской Духовной семинарии и по окончании ее поступил в Ново­черкасское казачье училище Произведен в офицеры и ко­мандирован в 16 Дон. каз. полк, с которым и отбыл Первую Ми­ровую войну. По возвращении на Дон после революции и де­мобилизации полка, с января месяца 1918 г. А. состоял в ря­дах Донских партизан, участвовал в Степном походе и в последующей борьбе за Дон. От 1919 г. служил на нестроевых должностях, в результате тяжелой контузии и последовавшей  за нею глухоты. В 1920 г. ушел в эмиграцию и, проживая во Франции, работал столяром.  Печататься А. начал на Родине. в журнале "Донская Волна"; тогда же отдельным изданием» вышли пять его рассказов. На Дону состоял помощником редактора фронтовой газеты "За Родину", а в Крыму на той же, должности а газетах "Голос Дона" и "Крестьянский Путь". Будучи эмигрантом, печатался в журналах "Иллюстрированная Россия", "Казачьи Думы", "Родимый Край", а также "Казачий Исторический Сборник". Его рассказы "Яровой сев", "Никифор Кощеев" и "Ковыльный Сказ", изданные в двух книжках, приняты критикой больше чем благосклонно. Умер А., склонясь над оче­редной литературной работой 11 ноября 1963 г. во Франции.

АГОЕВ Константин Константи­нович (тер.) - рожд. 1889 г. генерал майор и Терский атаман в эмиграции. По окончаний Николаевского кавалерийского училища и производства из по­ртупей-юнкеров в хорунжие служил в 1-м Волгском каз. полку. Некоторое время состоял инструктором в Офицерской школе гимнастики и фехтования, но в 1914 г. выступил на фронт в рядах своего полка. I том же году на Ужокском перевале в Карпатах тяжело ранен двумя пулями. По излечении возвратился  на фронт и снова ранен в Трансильвании с раз­дроблением кости бедра. За вы­дающуюся боевую деятель­ность, кроме всех боевых орде­нов, положенных по чину, наг­ражден орденом св. Георгия 4 ст. и Золотым оружием. Пос­ле возвращения с фронта при­нял активное участие в борьбе с большевиками сначала на Те­реке, а потом в составе Добро­вольческой армии. В 1918 г. под станицей Суворовской на Куба­ни снова ранен в левую руку. От 1920 г. в эмиграции, закон­чив военную карьеру команди­ром отдельной казачьей брига­ды, с которой эвакуировался за границу. После смерти Терско­го атамана ген. Вдовенко, изб­ран на его пост всенародным голосованием Терцев-эмигрантов. (по биографии из журнала "Родимый Край").

АГРАХАНСКИЕ КАЗАКИ - 500 казачьих семей, прину­дительно переселенных за Те­рек на реку Аграхань. В Пол­ном Своде Законов Рос. Имп. под № 4452, 5. 2. 1724 г. го­ворятся: "По тому Его Импера­торского Величества указу, Правительствующий Сенат приказал: "оных Казаков на Агра­хань и на Гребни по 500 семей перевесть будущим летом за их провожатыми, и итти им сухим путем.". 20.3 того же года: "Донских Казаков, которых ве­лено выслать с запольных речек для поселения на Аграхань 500 семей, в Гребни 500 же семей, и из оных послать от крепости Святого Креста по Судаку до морского устья 500 семей, да от крепости ж Святого Креста по Аграхани 500 семей". В те­чение десяти лет эти переселен­цы на Сулак и Аграхань   "от неприятельского разорения пе­ревожены на житие с места на место трижды". Многие из них погибли от непривычного кли­мата, малярии и постоянных  бо­евых стычек с местными горца­ми. В 1736 г., когда Аграхань и Сулак были возвращены Пер­сии, их остатки, в числе 452 служилых Казаков и их семей, отведены за реку Терек. После этого они в актах называются Терским Семейным Войском, в отличие от полковых Казаков города Терки и вольных Гребенских. Последние отошли за Терек много раньше из Кабарды, где они проживали между верховьями Терека и Кубани и назывались Казаровцами. В 1746 г. они объединились с Семейными и выбрали себе общего атамана Гребенца Ива­на Борисова. От этого времени они все вместе стали называть­ся Гребенскими Казаками.

АДАТ - сохранявшееся в на­родной памяти обычное право у Кавказцев. А. имел ту же си­лу, что и писаный закон - ша­риат.

АДЖЕМОВ Моисей Сергеевич (дон.) - член Русской Государ­ственной Думы второго созыва от г. Нахичевани на Дону. Род. в 1878 г. Врач и юрист; оста­влен при университете по кафе­дре уголовного права; участник Русско-японской войны; сот­рудник газеты "Речь" и журна­ла "Право".

АДЫГЕ - древний горский на­род Закубанья; греческие исто­рики вспоминают его задолго до Рождества Христова под именем Дзигов или Зигов.

АДЬОР - одноконный воз на Северном Дону.

АЖИНА - растение ежевика.

АЖНАК, АЖ  даже: ажнак заболело, аж до конца, аж столько (так много? даже сто­лько?).

АЗОВ - б. крепость и посад при ней в Ростовском округе В. Войска Донского; живопис­но расположен на возвышенном южном берегу донской дельты в 7 км. от Азовского моря; до 1920 г. порт для погрузки на средиземноморские суда эк­спортного зерна; вместе с пред­местьем Малокановкой около 35 тыс. жителей; 2 лечебницы, женская и мужская гимназий, ремесленное училище, 12 низ­ших школ, 2 кредитных учреж­дения и свыше 200 торговых и промышленных  предприятий, много исторических памятни­ков, три церкви, из которых две посадская св. Иоанна Пред­течи и крепостная св. Николая выстроены на фундаментах за­ложенных в первой половине Средних веков. В 1910 г. А. связан железнодорожной вет­кой с Ростовом; в 1910- 2 гг. в городе выстроены солидное здание мужской гимназии и не­сколько двуклассных школ, за­ложен большой парк. При сов. власти старинные храмы - исто­рические памятники, сохраняв­шиеся даже при Турках, теперь разрушены; построен рыбо­консервный завод.

Время основания Азова точно не выяснено. Иногда думают, что Азгард на Танаквисе. известный по скандинавским преданиям, как родина героя - полубога Одина, жившего в конце старой эры, следует по­нимать в значении: "Город Азов". Высказывалось мнение, что А. построен на том самом месте, где в последние века ст. эры стоял богатый греческий город - колония Танаис или од­на из его факторий. Во всякое случае Птоломей причислял Танаис к азиатским городам и, следовательно, полагал его на восток от Дона. Археологиче­ски А. не исследован, но при земляных работах на террито­рии города обнаруживаются мощные пласты, насыщенные материальными остатками древних эпох. Известно, что еписко­пы Томи и Таны принимали участие во многих Вселенских Соборах, начиная с 381 г., а Тана это уже определенная предшественница Азова и, зна­чит, в Азове можно видеть древнею цитадель христианства на Дону. Ген. А. И. Ригельман, около средины 18 ст., обнаружил в его храмах иконы, писанные в 637 г. По торговле Тана стала на место Танаиса, разрушенного Гуннами в 375 г.

После 965 г. Тана пятьдесят лет принадлежала Киевским князьям, а в дальнейшем,  до начала 12 в.,- Державе Томаторканской. Под своим именем А. появляется в эпоху по­ловецкую, т.е.- около 12 ст., хотя в Европе его еще долго на­зывали старым именем - Тана, а Азовское море на картах обо­значали, как mare di Tana.

Приблизительно, в то же вре­мя Греки должны были усту­пить первое место в торговле с нашей степью Итальянцам из Генуи и Венеции, которые вы­соко подняли значение Азова и поставили его в один ряд с Керчью, Судаком и Астраханью. Европейские товары вы­гружались в Азове с итальян­ских кораблей и шли дальше караванным путем через Астрахань и Среднюю Азию до са­мого Китая. Отсюда, в свою очередь, приходили для погруз­ки в Азове шелк и восточные прянности. Создав здесь склад товаров, генуэзцы постарались обеспечить его от случайных нападений и окружили город высокой каменной стеной со многими башнями. Наряду с приезжими купцами в посаде проживали и Казаки в качестве местного оседлого населения. память о них сохранилась в генуэзских актах половецкого времени. На иностранных кар­тах Тана стала обозначаться также, как Адзак, Казак, Казава. В 1237 г. городом завладе­ли Татары Золотой Орды; они не разрушили его, а постанови­ли через него восстановить тор­говые связи с Итальянцами, ко­торым татарские ханы иногда поручали и чеканку монет; хан Убек (1312-1342) для это­го построил в Азове монетный двор. Здесь по прежнему собирались ярмарки, куда съезжа­лись, кроме Итальянцев и Гре­ков, купцы хорезмийские, ар­мянские и персидские; иност­ранные купцы (гости сурожане) везли отсюда свои товару и в Московию. В 1395 г. А. был разграблен войсками Тамерла­на; жителей-магометан отобрали и отпустили с миром, а всех ос­тальных предали "мечу Джихада". Город обеднел и обезлю­дел. Казаки, в связи с их общи­ми преследованиями в подон-ских ордах, долго не решались вернуться в Азов. Семьи Азов­ских казаков появились здесь снова после того, как город за­няли Турки (ок. 1475 г.). Тогда же стало восстанавливаться и его торговое значение, при чем крупное место в оборотах стало принадлежать торговле неволь­никами. В 16 в. А. служил так­же передаточным пунктом для приема и отправки турецко-русских послов. Вокруг порта, у самого берега Дона была от­строена крепость; ее охранял сильный турецкий гарнизон; в посаде проживали прежние жи­тели "азовцы" из оседлых ор­дынцев, местные Татары - зем­ледельцы, купцы со своими лав­ками и некоторые Азовские Ка­заки. Поля засевались хлебами кругом на расстоянии 10 км., а дальше в степях Приазовья рас­полагались юрты кочевых Азо­вских Казаков, которые время от времени, вместе с Ордынски­ми Казаками совершали нападе­ния на московские окраины и посольские караваны. Этими своеволиями они вызвали гнев султана и в 1503 г. принуждены были, помимо воли, переко­чевать в лесо-степную зону между реками Северский Донец и Десна. Вернувшись на Дон к 1549 г. целым племенем, уси­ленным притоком Казаков Бел­городских, они сразу же предъ­явили свои права на А. Уже в 1551 г. московский посол доно­сил о гневных жалобах султана, что Казаки "поотымали всю волю в Азове", "с Азова оброк смлют и воды из Дона пить не дадут". В 1569 г., во время мас­сового наступления турецко-татарских сил на Астрахань, А. служил для Турок главной базой. Но кто то поджег город (говорили, что - Казаки) и при пожаре там на складах взлетели на воздух десятки тысяч пудов пороха, разрушив часть укреп­лений. Султан повелел немед­ленно исправить повреждения, но через четыре года Казаки все же заняли А. и некоторое время им владели. Турки их вы­били оттуда, но они снова и снова повторяли попытки овла­деть крепостью. Поэтому сул­тан должен был содержать там сильный гарнизон из янычар.

Причины такой настой­чивости Казаков были глубже, чем желание господствовать над выходом в море. Наши пре­дки сознавали, что А. это ключ ко всему Старому Полю. Кто хотел быть хозяином на Дону и на Нижнем Днепре, кто хотел прекращения, постоянных напа­дений на казачьи поселения, кто хотел заняться производи­тельным трудом со спокойной уверенностью в завтрашнем дне, тот должен был, во что бы то ни стало, владеть нижним те­чением Дона и препятствовать не только пребыванию там враждебных сил, но и переправам через реку каких либо ордын­ских улусов. Для того, чтобы осуществить вековые мечты о свободной от страха и боевых тревог, спокойной трудовой и независимой жизни на своем Присуде, Казаки и стремились утвердиться в Азове. Турки, же, в свою очередь, понимали, что, потеряв Азов, им придется, оставить и Сев. Кавказ. Поэтому в их планах было не только  удержать в своих руках донскую дельту, но и всех Казаков "з Дону перевесть и Дон реку очистить".

Б. А. Богаевский в одном из своих очерков указывает и другую причину, воодушевлявшую Казаков при нападениях на А.: "Настойчивое желание овладеть Азовом исходило и из идеологических соображений, в памяти населения Дона сохранялось предание, что Азов был когда то городом Донских Ка­заков, что в нем находился храм св. Иоанна Крестителя, считавшегося покровителем Войска." (Историческое прошлое Азова, журнал "Казачий Союз"  № 19, 1954).

В 1637 г. Донцы решила снова завладеть турецкой крепостью. Недавно перед этим на Дон пришел четырехтысячный улус Запорожцев, Казаков-Черкасов, как их звали на Руси. В те годы они часто отходили на восток от кровавых ужасов Польско-казачьей войны. По происхождению, по быту и по имени эти люди не отличались от жителей Дона и пользова­лись той же речью, как Казаки Азорские и Белгородские. Она сохранилась до недавна в говорах Нижнего Дона. Не угасало также на Днепре воспоминание об оставленной когда то праро­дине - Приазовье, о котором им постоянно напоминало прозви­ще "Черкасы". Число пришед­ших на Дон Запорожцев опре­деляют в 4.000, очевидно вме­сте с семьями. Из них, способ­ных к бою не было больше ты­сячи человек. Они решили ос­таться на Дону и помочь Дон­цам овладеть Азовом.

9 апреля 1637 г. их об­щий Круг постановил поход. В течение десяти дней производи­лась подготовка необходимых для штурма приспособлений: фашин, плетеных тур, лестниц и т.п. 19 апреля соединенные си­лы появились под стенами кре­пости. Казаков не было больше шести - семи тысяч во главе с Войсковым атаманом Михаилом Татариновым. Их ожидала слож­ная задача: взять внушитель­ную крепость окруженную рва­ми, валами и высокими стена­ми, за которыми находился пя­титысячный гарнизон отборных янычар и спагов. Надо было преодолеть их сопротивление под огнем двух сотен пушек, располагавших неисчерпаемым запасом амуниции.

Первый штурм Туркам удалось отбить. Нападающие реши­ли перейти к планомерной подготовке с устройством подкопов и установкой мин. Казаки хорошо знали минное дело, а кроме того имели в своих рядах европейского специалиста по закладке мин в лице "прибыло­го Казака" Югана Арадова. Это был, недавно натурализовав­шийся на Дону, Мадьяр.

Подготовка к атаке шла два месяца. 18 июня зажгли фи­тили; стены задрожали и рушились от мощных взрывов; Каза­ки бросились в пролом, ворва­лись в крепость и начался руко­пашный бой. Резались шашка­ми и кинжалами и на второй день преодолели отчаянное соп­ротивление турецкого гарнизо­на. Турки погибли почти все, а Казаки потеряли 1100 человек убитыми и многое число ранен­ными. В руки победителей по­пала богатая добыча и чуть не годовой запас продовольствия. 1670 христианских невольников получили свободу. Сразу же в А. из Монастырского городка перешли все учреждения и Гла­вная Войска с Войсковым ата­маном. А. стал столицей Дона.

Валовой Круг, собранный вскоре, постановил просить Московского царя о поддержке припасами, но без присылки войск. Атаман Татаринов, прие­хав с зимовой станицей в Моск­ву, сообщил там казачий наказ: "Приговорено и утверждено крепко (...) города Азова не отдавать и не покидывать, хотя все они до единого человека помрут. А в помочь себе о во­еводе и ратных людях с ним, атаману и Казаком станицы от Войска государю бити челом не наказано и они де того де­лать не смеют".

Подобно тому, как в Запа­дной Европе все небольшие го­сударства признавали непрере­каемый авторитет императора Священной Римский империи Германской нации, хотя и не подчинялись его власти, на на­шем Востоке распространялись духовные влияния христианс­кого паря Московского. Едино­верные народы ожидали от него бескорыстной помощи во всех тех случаях, когда дело каса­лось борьбы за христианские идеалы и благополучие христи­ан. Но сама Москва подходила к вопросу практически, не пос­тупаясь своими частными инте­ресами ради религиозных сантиментов. По отношению к Ка­закам в этом случае, как и все­гда велась двойная политика: с одной стороны для Казаков не жалели ласковых слов, похвал и обещаний, а с другой - сул­тан уверялся, что Москва не отвечает за действия Казаков, их судьбой не интересуется: "Мы за них не стоим, хотя их воров всех, в один час велите побить". Как и всегда реальная царская поддержка в продуктах и припасах была минимальной. Она не покрывала даже трудов, положенных на добровольную и добросовестную охрану юж­ных московских рубежей. На этот счет Казаки уже писали однажды царю: "А милостивое твое государьское жалованье получили и меж собою подели­ли, а досталось, государь, каж­дому запасу по зерну, свинцу по пульке, а сукна по вершку ". На этот раз тоже не было исключения.

Взяв Азов, Казаки восста­новили и усилили обороноспособность его укреплений, отре­монтировали полуразрушенные христианские храмы и объяви­ли повсюду о свободной торго­вле, приглашая купцов беспрепятственно прибывать в город. Теперь основное население го­рода составляли только они, Донцы и Запорожцы, которые, после небольшого столкнове­ния, окончившегося смертью одного из атаманов, остались жить здесь полноправными гра­жданами Всего Великого Войс­ка Донского. Из расспросных речей воронежца, сына боярс­кого Трофима Михнеева, ездившего на Дон с царской грамо­той, известно о состоянии азо­вской крепости в 1638 г.: "А в Азове де всех атаманов и каза­ков живут житьем по смете будет с 5.000... И у города де, у Азова, проломную стену, что взорвало подкопом, заделали. И бои поземные, и всякие крепо­сти поделали, и наряд де по башням и по городу и по нижним боем у них весь поставлен, и осада укреплена. А наряду де у них большого и мелкого бу­дет с 300, а зелья де пушечного и ручного и свинцу у них в Азове есть, только сказывают небольшое: в осадное де время без прибавочного зелья и свин­цу пробыць им не уметь".  "В Азов к Казакам приезжали торговые люди из Кафы, с Кавказа, из Персии. Шла бойкая тор­говля дорогими товарами и ясырем". Оставалось старое де­ление цитадели на три конца: Тапракала, Ташкала и собстве­нно Азов. Западный посад на­зывался Таняк, сохраняя воспо­минание о древней Тане.

Однако, с потерей города не примирились ни Турецкий султан, ни Крымский хан. Мурад поспешил закончить войну с Персией и начал готовиться к походу на Дон. К весне 1641г. приготовления были окончены и войска двинулись к Азову по морю и по суше. От 7-го июня они начали прибывать под сте­ны новой казачьей столицы; во главе их находился силистрийский паша Гуссейя Делия, а главные кадры составляли 46 ты­сяч янычар, спагов и наемных иноземцев. Общее же число появившихся под Азовом турец­ких сил, исчисляют в 227 тысяч человек, 6 июня они повели пер­вый штурм, но шеститысячный казачий гарнизон отбил его с громадными потерями для ту­рок. Не принесли успеха султа­ну и последующие атаки, пов­торявшиеся на протяжении трех месяцев. Малый количест­венно, но мощный по духу гар­низон держался непоколебимо и в конце концов принудил де­морализованные и расстроен­ные остатки турецкой армии к отступлению (см. Азовское Си­дение). У Турок вышло из строя до ста тысяч человек; по­ловина убита во время штур­мов, а 20 тыс. взорвано на ми­нах. Они сняли осаду 26 сентя­бря и под ударами, воспрянув­ших духом Казаков повели пог­рузку на корабли. Тяжело ране­ный Крымский хан Бегадырь Гирей умер во время отхода в Крым. Та же участь постигла Гуссейна Делия, отступавшего по суше на Очаков.

Азовское сидение стоило и Казакам свыше пяти тысяч бойцов, павших в стенах кре­пости и в поле. Из гарнизона осталось в живых не больше трех тысяч человек, в больши­нстве перераненых  усталых до полусмерти. Но зато турец­кая армия, грозная для Россия и Европы оказалась посрамлен­ной под стенами казачьей сто­лицы, которую все же вскоре пришлось оставить без боя.

Великое Войско Донское, истощенное непосильным нап­ряжением сил, лишенное продо­вольствия и боевых припасов, готово было передать Азов ца­рю,  но тот счел невозможным принять его, так как ожидал, что это вызовет осложнения в отношениях между Москвой и Стамбулом. 28 мая 1642 г. цар­ский посол иа Дону сообщил Войсковому Кругу, что Казакам нечего надеяться на помощь, намекая этим, что лучше отдать город Туркам. Донцы, предвидя новое наступление Турок и не видя возможности ему противостоять, вскоре оставили А., раз­рушив его до основания. Все жители перешли на остров Ма­хин, ниже Монастырского яра. Турки немедленно заняли руи­ны и возвели новый палисад из бревен, полученных при разбор­ке галер, поврежденных в пла­вании. Они, по словам автора турецкой хроники, "не застали в Азове не только людей, но да­же ни одного животного; там не осталось ни собаки, ни кош­ки, ни мыши. Уцелела одна генуэзская башня". Вывезли да­же железные крепостные воро­та и огромное коромысло городских весов. Еще недавно они лежали на площади ст. Старо­черкасской.

Таким образом над дон­ской дельтой восстановилась власть Турок и Татар. Началось новое   вооружение азовской крепости, возобновились напа­дения сборных азовских отря­дов на запольные казачьи посе­ления.

Донцы отбивались, как могли и почти ежегодно делали налеты на Азов. Война прерывалась короткими перемириями во время передачи московско-турецких послов, проходящих через казачью землю. При этом азовцы должны были оплатить мир рыболовными принадлеж­ностями, солью, деньгами или возвращением пленников. По миновении надобности насту­пало "размирье" и тогда снова начиналась напряженная война.

Все надежды владеть Азовом и выходами в море Казаки потеряли. Может быть, поэтому в 1696 г. они помогли завое­вать его царю Петру Первому. Теперь под Азовом собралось 75.000 Русских и Казаков. Рус­ский флот блокировал устья Дона. 17 июля Донские и Дне­провские Казаки овладели дву­мя бастионами, а на другой день, не ожидая общего штур­ма, гарнизон крепости сдался. Город и его окрестности на не которое время стали принадлежать России. По свидетельству современника и русского историка В. Н. Татищева, в район Азова в 1702 г.  переселено 15 тысяч служилых Казаков с упраздненной мещерской границы.

Вскоре, однако, северная империя стала надвигаться грозной тучей и на весь вольный Дон. 1708 г. ознаменовался отчаянным сопротивлением нашествию войск царя Петра. При этом атаман Булавин неудачно приступал к Азову,  занятом русским гарнизоном. Настало время установления над Доном власти Русского императора и вопрос об Азове перешел в область русской политики, По Прутскому миру (1711 r.) Tyрки получили его обратно. Очевидно, в это время  азовские гарнизонные Казаки, выселились из Азова, основали Аксайскую, Грушевскую, Кривянскую и др. близкие к донским низовьям станицы. В 1736 г. Азов снова заняли русские, но через три года, по Белградскому мирному договору, обязались снести его укрепления. Обязательство Россия не выполнила и в 1769 г. в крепости содержался Азовский казачий полк. Договор в Кучук-Кайкарджи (1774) , закрепил право Русских владеть Азовом, но теперь первенство в устьях Дона стало принадлежать молодому Таганрогу и новопостроенной крепости Димитрия Ростовского. Казакам селиться в Азове не разрешалось. В 1775 г. Азовский казачий полк заменен русским гарнизоном. Жители - Казаки и в наше время насчитывались там единицами.

Город, который по своей древности и по значению для Донцов должен был бы обрати­ться в казачью  священную Мекку и Медину, стал незначи­тельным заштатным посадом.

(Литература: Байер Готлиб,  Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова от создания сего города до воз­вращения оного под Российс­кую державу. Переведено с не­мецкого языка через И.К.Тауберта, Академии Наук Адъюнк­та. Издание третье, в Санкт Пе­тербурге, при Императорской Академии Наук 1782 года; И.Ф. Быкадоров, Донское Войско в борьбе за выход в море. Париж 1937; М.Я. Лопов, Азовское Си­дение, Москва 1961; Энцикло­педический Словарь т. 33 изд: Брокгаус и Ефрон, ст. Торгов­ля,   Греков и  Якубовский. Золотая Орда и ее падение. М. - А. 1950).

АЗОВСКИЕ КАЗАКИ - древ­ние жители Приазовья и Ниж­него Дона. Первое известие о них относится к 10 в., когда Персидская география Гудуд ал Алэм отметила Землю Касак между Азовским морем и Кубанью. По русским летописям, княживший там тогда же. Мстислыв Томаторканский комплек­товал свою дружину из местных племен Казаров и Казяг (летописи Никаноровская и Во-гогодско-Пермская под годом  1023). Старинные русские историки Болтин и Татищев го­ворят, что в 1282 г. татарский баскак Ахмат вызвал с Кавка­за Пятигорских Черкасов или Казаков и поручил им охран­ную службу в Курском княже­стве. После они же основали город Черкасы на Днепре. (Листки Лаврентьевской летописи для этого года почему то исчез­ли). Эти свидетельства без со­мнения относятся к предкам Гребенских и Азовских Каза­ков. От конца 15 века послед­ние появляются все чаще в рус­ских летописях и в актах, как жители тех же мест. Историк Карамзин; писал о Донских Ка­заках: "Нет сомнения, что они же назывались прежде Азовскими, которые в течении 15 века ужасали всех путешественни­ков в пустынях Харьковских, Воронежских, в окрестностях Дона." Генуэзский Устав, писа­ный в 1449 г., говорит о Ка­заках и их атаманах (оргузиях), проживавших в черномор­ских колониях Генуи.

После завоевания Кавказа и Крыма Турками, Азовские Казаки оставались в Приазовс­ких степях, а частично селились в Азове. Они продолжали свои кочевые и военные промыслы. Иногда нападали на московские окраины и на посольские кара­ваны. Однако часть их вызвала недовольство султана и 1503 г., спасаясь от карательной экспе­диции должна была перекоче­вать в лесо-степь между Северным  Донцом и Десной. Отсю­да они вскоре предложили свои услуги Московскому великому князю, с тем, что они будут ему помогать в его войнах с Польско-Литовским королем, а за это никто не должен им препятствовать, "со своими женами прикочевав, жити у Путивля и слугами быти." От этого времени на Москве и в ордах их стали считать слугами или, холопами в. князя Московского, так же, как и всех служилых Казаков. Историк Карамзин го­ворит: "Ногайский мурза Бе­лек, жалуясь Иоанну на Дон­ских Казаков или Черкасов, пи­шет:  Белого (Российского) князя Черкасы беглые холопы были. "После того, как Азовские Казаки прожили пол века в области Северской, их cтали называть Северюками. Перешедшие в оседлость остались на месте, как Казаки Путавльские, а кочевое племя Сары Азман возвратилось на Дон. К 1549 г. они "утвердились в нынешней своей области, - говорит тот же историк Карамзин, - взяли город Ахас, назвали его, думаю, Чер­касским или Козачим (ибо то и другое имя знаменовало одно)". Московские и некоторые сохра­нившиеся ордынские акты от этого времени называют их и Казаками, и Северюками, и Са­ры Азманами, и Черкасами, а к Азовским относят только ту часть Казаков, которые оста­лись лояльными по отношению к султану и долго еще не расс­тавались с берегами Азовского моря. В начале 16 в. Матвей из Мехова и Сигизмунд Герберштейн вспоминают их, как Черка­сов славянской или русской ре­чи. Язык Азовских Казаков сох­раняется на Дону в некоторых чертах диалекта Донских Казаков Низовых или Старых.

Остатки Азовских Казаков после присоединения к России Приазовского края, указом от 9 января 1737 г. помещены в гарнизон крепости св. Анны на Дону под их прежним именем. В 1769 г. они распущены и включились в Донскую общину.

АЗОВСКИЙ ПОЛК - от времен завоевания Азова (1696 г.) составлял казачью часть его гарнизона, после возвращения Азова Туркам, (1711 г.) переведен в укрепление "Транжемент" возведенное по приказу царя несколько выше г. Ростова на Дону; в 1769 г. возвращен в Азов; в 1778 г. расформирован, а Казаки из него расселились по низовым станицам Елизаветовской и Гниловской.

АЗОВСКИЙ ЦВЕТОК (дон.) - сирень.

АЗОВСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО - составилось в 1828 г. из возвратившихся под власть России задунайских эмигрантов Запорожцев. После разгрома Сичи в 1775 г., часть ее гарнизона не пожелала покориться и ушла на турецкую землю. Однако жизнь вдали от родины, на новом месте за Дунаем, под властью иноверных турецких чиновников, большинству из них оказалась не по душе. Даже рожденные на чужбине мечтали возвратиться на свои прежние земли и вновь соединиться с братьями по крови - Казаками. В 1828 г., во время Pyсско-турецкой войны, их Кошевой атаман Осип Михайлов Гладкий (1789-1866) перешел на сторону России с частью За­дунайских Казаков. Когда вой­на окончилась в их распоряже­ние был предоставлен юрт зем­ли между Бердянском и Мариу­полем. Они считались Азовским казачьим Войском до 1864 г., когда все целиком пересели­лись на Сев. Кавказ и влились в Кубанское каз. Войско.

АЗОBCKOE МОРЕ - в древнос­ти известно, как Меотийское озеро, соединяется с Черным морем через Керченский про­лив. Поверхность 38.000 кв. км; наибольшая длина с ю.-з. на с.-в. 365 км., наибольшая ши­рина 230 км., северо- восточ­ная часть суживается в Таган­рогский залив. Берега по боль­шей части низменные и песчаные, только на юге крымский берег несколько возвышен и холмист. А.м. достаточно глу­боко для прохода средиземно­морских судов; там же, где оно засорено наносным из рек илом и песком, судоходство ведется по прочищенному фарватеру. 3-4 зимних месяца почти вся поверхность моря обычно пок­рыта льдом. Главные реки, пи­тающие воды А. моря: Дон, Ея, Кубанская Протока, Мокрый Кагальник, Миус, Кальмиус, Мо­края Бердянка, Молочная, Услюка. Главные порты: Ростов и Азов в дельте Дона, Таганрог, Мариуполь, Бердянск,   Ейск. Пресные воды моря с давних пор славятся изобилием ценной рыбы.

Берега А. моря около дон­ской дельты и по кавказской стороне исстари связаны с ка­зачьей историей. В начале на­шей эры здесь лежала Меотида, подчиненная Царству Боспорскому и греческой, колонии Танаису. Среди древних обитате­лей. Меотиды известны племена Торетов, Торпетов, Снраков, Удзов, Славян - Суваров, кото­рые после оказались в черно­морских степях и от которых повели свое начало Европейские Казаки. В конце ст. эры здесь находятся владения римского кесаря (кайсара); в 1 в. по Р. Хр. Меотида принадлежит Аорсам и Сиракам, которые ус­тупают место Асам-Аланам; от 5 - 7 в. здесь властвуют Гунно-Болгары, а после них до 10 в. Хазары и Аланы. В это время Меотида называлась "Земля Касак" (Персидская география 10 века "Гудуд ал Алэм"), а араб Масуди выделяет ее жите­лей в племенную группу, осо­бую от горцев Кешек. В 965 г. Земля Касак попадает под вла­сть киевских князей, но от 1015г все побережье А. моря принад­лежит независимой Державе Томаторканской. В 13в. отсюда в Курск перешли Казаки Пяти­горские, после построившие г. Черкасы. Историки: Болтин, Татищев, Су хоруков), а в 15в. здесь оказались Казаки Азовс­кие. Получив Азовское море от Турок, императрица Екатерина 2-я в 1792 г. передала древ­нюю Землю Касак в распоряже­ние Днепровских Казаков Низо­вых, взамен отобранных владе­ний Сичи, разоренной ее войс­ками. С тех пор на берегу Азов­ского моря проживают Черно­морские Казаки.

АЗОВСКОЕ СИДЕНИЕ - оборона Азова Казаками от турецких войск превышавших численно защитников почти в 30 раз. В казачьей истории эти три месяца 1641-го года - один из наиболее ярких момен­тов, время беспримерного проя­вления блестящей воинской до­блести.

Владел Азовом от 1637 г. Казаки успели колкостью почувствовать ценность своего при­обретения. Никто не препятствовал им пользоваться теми изобильными благами,, которые Батюшка Тихий Дон предостав­ляя в их распоряжение. Сеть речных ериков и рукавов в донских гирлах кишела рыбой, плодородные поля в низовьях реки давали изобильные урожаи хле­бов, на целинных пастбищах тучной приазовской степи могли теперь выпасаться без по­терь, принадлежавшие Казакам отары, стада и табуны. Как и всякий другой народ Ка­заки стремились к жизни спо­койной, жизни мирного труда и процветания на своей земле без постоянной угрозы не только имуществу, но и самому суще­ствованию ее жителей. Все это стало возможным после приоб­ретения Азова. Тут даже наибо­лее беспокойные соседи, коче­вые Нагайцы, стали проявлять искреннее желание замириться и прекратить взаимные обиды.

Все это особенно ощути­тельным было для Казаков Ста­рых, домовитых низовых хозя­ев, основательно обжившихся на Дону и сумевших построить свое благосостояние даже в ус­ловиях постоянной опасности. Однако уже на второй год владения Азовом, на Дон стали приходить тревожные вести о том, что Турки вскоре попытаются отобрать назад эту жемчужину донских степей. Казакам пришлось готовиться к новой .встрече. Весною 1638 г. в Московском Разрядном Приказе дьяк записывал расспросные речи, возвратившегося из плена атамана Сафона Бобырева: "В Азове де Казаки сошлись с Яика и с Терека и со всех речек. И ныне де в Азове и во все казачьих городках Казаков и Запорожских Черкас добре много, и про турских людей прихож  к Азову у Казаков ведомо, и Казаки де от турского приходу ничем не страшны, хотят турских людей сами встретить на море. А в верхние де городки из Азова при нем, Сафоньке  Казаки послали весть, чтоб Казаки все ехали к ним в Азов. Запасы всякие в Азове хлебные дешевы, купят мех сухарей 20 алтын. А как де он шел Донцом и встретил - идут в Азов белгородцы и Черкасы з запасы 50 стругов. Зелейные казны| видел он в Азове башня полна наставлена бочек." Но прошел еще год и другой, а Турки не показывались. Султан ликвидировал свои срочные дела и к походу на Дон готовился не спеша и основательно.

В январе 1640 г. Персидский шах Сефи 1 прислал в столичный город Азов посла Мараткана Мамедова со свитой в 40 человек. Не в пример Москве, Персия предлагала союзную помощь для защиты от Турок и обещала дать 10-20 тысяч вой­ска. Казаки надеялись на свои силы и предложением не воспользовались. В январе следующего года под стены Азова подхо­дил Крымский хан и с ним 14 тысяч всадников. После пяти дней горячих схваток ему пришлось отойти. Возвратившись в Крым, он тотчас же прислал послов для размена пленными с предложением заплатить за ос­тавление города 40.000 червонцев. Казаки отказали.

К весне 1641 г. обороно­способность крепости была ос­новательно усилена. Войсковой атаман Осип Петров, сын слу­жилого Казака из Калужского полка, видел в детстве россий­скую Смуту, видел атамана Бо­лотникова, помнил приемы его трехмесячной обороны Калуги и разгрома большой армии московитов даря Василия Шуйско­го. Руководствуясь этими дале­кими воспоминаниями и после­дующим боевым опытом на До­ну, атаман и его помощник На­ум Васильев создали систе­му защиты крепости, поручив ее техническое выполнение, испытанному уже во время борь­бы за Aзoв, Мадьяру Югану Асадову, "прибылому Казаку" и специалисту по минному делу. Подняли валы, повысили стены, на которых грозно выстроили "наряд" в 250-300 пушек, про­копали минные ходы и "слухи" для обнаружения подкопов про­тивника, изготовили туры и срубы для прикрытия возмож­ных разрушений в стенах, сво­зили, сколько удалось, продо­вольствия и боевых припасов, ведя непрерывную разведку на суше и на море.

Постоянный гарнизон кре­пости состоял из 1400 человек. Но когда на Дону узнали о  движении к Азову огромной ту­рецкой армии, со всех сторон Казачьего Присуда потянулись пополнения. К началу осады в крепости собралось около чет­верти всего боевого состава, на­ходившихся на Дону, Казаков свыше 5.300 воинов. С ними ос­талось 800 жен, не уступавших в доблести своим мужьям. Оста­льные 15.000 разместились по городкам и в Главной Войске, чтобы защищать  поселение, бить Турок по тылам и состав­лять резерв для пополнения урона.

В гарнизоне Aзoвa оказа­лись и Запорожцы. Часть из них брала город и осела в нем на жительство. Да и, вообще, в те годы на Дон непрерывно прибы­вали Днепровские Казаки, кото­рых принимали здесь, как бра­тьев единых по имени, по крови, по вере, быту и даже по основ­ной низовой донской речи.

Против горсточки защит­ников Азова султан двинул лучшие полки своей регулярной армии: 40 тыс. янычар, спагов и 6 тыс. наемного иноземного корпуса; через море на судах было переброшено до 100 тыс. войска и рабочих из М.Азии, Молдавии, Валахии, Трансильвании; наконец по суше подхо­дила татарская и горская кон­ница, 80.000 всадников. Всего действительного боевого соста­ва, не считая моряков, обозни­ков и рабочих, собралось не меньше 150 тыс. В их распоряжении находилось 850 пушек с  изобилием боевых припасов. На  море перед донскими гирлами легло до 300 линейных кораблей. Командовал войсками Силистрийский паша Гуссейн Делия, конницу вел Крымский хан, Бегадырь Гирей, а флот - Пиал ага. Все эти неисчислимые по тому времени силы имели задачей не только выбить Казаков из Азова, но и совсем "пере­весть" их на Дону.

7-го июня турецкая армия стала прибывать под стены Азо­ва и распологаться вокруг него лагерями. 26 июня батареи открыли ураганный огонь демон­стрируя свою мощь; после бом­бардировки вышли парламенте­ры и потребовали немедленно очистить город, угрожая в про­тивном случае уничтожить его защитников всех до единого. Угроза не подействовала и ма­ло этого, Казаки отказались в будущем от всяких перегово­ров. Последовавший затем жес­токий приступ встретил твердое сопротивление и был отбит. Турки потеряли не меньше десяти тысяч убитыми и взорванными на минах, а в числе их - кафинского пашу, 6 янычарских го­лов и двух иноземских полков­ников. После боя Турки пред­ложили перемирие для уборки трупов, обещая за это запла­тить золотом. Казаки согласи­лись, но от денег отказались: "Не продаем убитого трупу ни кому же. Не дорого нам сереб­ро ваше и злато, дорога слава вечная".

После первой неудачи Турки повели регулярную осаду. Вдоль крепостных стен рабочие стали сыпать высокие валы, с которых пушки забрасывали крепость "огненными ядрами", а в то же время, переменные группы свежих войск почти ежедневно лезли на стены, изматывая силы бессменных защитников города. Казаки не имели времени ни для сна, ни для отдыха. Жены и даже дети помогали мужьям и отцам в посильных ролях. Они ухаживали за ранеными, готовили пищу, подносили воду и боеприпасы, тушили пожары, а иногда лили на головы штурмующих Турок кипяток и горящую смолу. Казаки отбивали приступ за приступов взрывали на минах целые колонны неприятеля, но и сами нес ли жестокие потери. Иногда подходили подкрепления извне, прорывались в крепость по воде или обнаружив слабые места сплошного фронта осады. Когда это, однажды, удалось тысячному отряду, до Турок доносились из крепости шумы ликованья и пальба ружейных салютов. Они, вообще, не имели понятия о силах гарнизона, потому что случайных пленников не возможно было заставить говорить никакими пытками.

Двенадцать   неудачных атак принесли Туркам большие потери. Продолжая их, можно было остаться и совсем без армии. Гуссейн Делия решил добить полуразрушенную крепость при помощи подкопов. Но 17 турецких минных галлерей были обнаружены и своевременно взорваны Казаками.

Командующий просил под­креплений и получил из Стам­була новые полки янычар, вме­сте с грозным приказанием султана: "Паша, возьми Азов или отдай свою голову". Успеху предприятия в турецкой столицe придавали большое значение. Московский посол в Константинополе Б. Лыков передал своему царю благодарность в. визиря за то, что тот ничем не помог Казакам и сообщил о необычайных потерях Турок: из ста пятидесяти тысяч после штурмов осталось, может быть 50 тысяч, "всех Казаки побили". В визирь жаловался: "А не взяв дe Азова и нам де николи в покое не быть, всегда на себя ждать гибели. Как де Казаки умножатся и город укрепят и нам де в Царьграде не отсидеться".

Подходила осень, начались дожди и холода, стали распространяться болезни. Турецкая армия таяла изо дня день, а с нею таяла и надежда овладеть городом. В ряды войск стало проникать разложение, татар­ская конница отказалась итти в пешие наступления, усугубля­лись нелады между старшими начальниками. Гуссейн Делия  пробовал купить Азов: "сулил на Казака по тысяче талеров, чтобы ту многую казну у них взять, а город покинуть". Но защитники "на их бусурманскую крепость не покусилися и им всем отказали".

Однако тяжело было и защитникам Азова. Живыми осталось не больше трех тысяч воинов; в неравной борьбе почти вдвое больше положило уже свои головы. Кончалось продовольствие и боевые припасы. Тело от утомления отказыва­лось служить, хотя дух бойцов еще не был сломлен. Не смерть, была страшна, а плен. Готовы были на всякую отчаянную по­пытку, чтобы пробиться или умереть в бою. Приняли пред­ложение атамана Осипа Петро­ва, ударить на турецкий лагерь и биться до последнего. В по­вести об азовском "осадном сидении" написанной одним из участников обороны, рассказы­вается в поэтических образах: "И начали мы, бедные, прощатися. Простите нас, леса темные и дубравы зеленые; простите нас поля чистые и тихие заводи; простите нас море синее и Ти­хий Дон Иванович. Уж нам по тебе, атаману нашему, с гроз­ным войском не ездити, и дико­го зверя в чистом поле не стреливати, и в Тихом Дону Ивано­виче рыбы не лавливати."

25 сентября отслужили молебен, попрощались друг с другом и на рассвете следую­щего дня двинулись в тумане по направлению к лагерям вра­га. Каково же было их изумле­ние, когда они не обнаружили там ни одной живой души. То­лько где-то далеко у моря раз­давался глухой шум отступаю­щих войск. Осада окончилась.

В результате исключитель­ной по военному искусству и по доблести обороны, Азов ос­тался в руках Казаков. Но над Доном нависла угроза другой подобной осады Турок. Не на­деясь выдержать и ее и, не получив поддержки от Московского царя, Казаки оставили город в 1642 г., разрушив в нем все, кроме генуэзской баш­ни. Азов снова перешел в руки Турок, а его защитникам оста­лась только слава неповторимо­го Азовского Сидения. И не на­прасно русский писатель Н.Г. Чернышевский отметил "див­ную храбрость и высокое бла­городство", которые у Казаков "признавали даже враги их Та­тары и Турки".

Литература: А.М.Ригельман, История или повествова­ние о Донских Казаках. Моск­ва 1778; С.Байер, Краткое опи­сание всех случаев, касающихся до Азова, в переводе с не­мецкого И.К.Тауберта. С.Петербург 1782, В.Д.Сухоруков, Ис­торическое описание Земли Войска Донского. Новочеркасск 1903;   И.Ф.Быкадоров, Донс­кое войско в борьбе за выход в море. Париж 1937;  Воссое­динение Украины с Россией, документы и материалы т. 1. Мо­сква 1954.

АЙДАН - косточка из ноги ба­рана; служит казачьим детям для игры в айданчики.

АЙРАН - кисловатый, острый на вкус освежающий напиток, который получается из разбав­ленного водой "откидного" мо­лока. По татарски "гайран".

 АКСЕНОВЫ Василий Григорь­евич и Степан Григорьевич (дон.) - ст. Березовской; пер­вый арестован в 1929 г. и сос­лан неизвестно куда; в следующем году их семьи высланы на север в спецпоселок  "Островки" Архангельской губернии.

АКУЛИКИН Иван Григорьевич (оренб.) - рожд. 1879 г., ст Урлядинской; генерал и помощник Оренбургского атамана. После производства в чин хорунжего выпущен из Оренбургского юнкерского училища  во 2-й Оренбургский каз. полк; Русско-японскую войну провел в рядах 4-го Сибирского каз. полка и кроме очередных наград получил орден св. Владимира 4 ст.; после войны служил в Лейб-гв. Сводно-казачьем полку; в 1910 г. принят в Военную Академию и по окончании ее в 1913 г. зачислен по Ген. штабу. Во время Первой Мировой войны награжден Золотым оружием; в конце 1915 г. получил назначение преподавателя тактики во Владимировском военном училище и в Пажеском корпусе. Одновременно состоял членом  Георгиевской Думы. Участвуя на межсоюзной конференции, получил французский орден Почетного Легиона.

После революции 1917 Оренбургский Войсковой Kруг избрал ген. А-на на пост помощника атамана А.И.Дутова; вместе с ним он совершил поход в Тургайские степи и обратно , в освобожденный от большевиков Оренбург. В условиях войны с ними его деятельность в дальнейшем свелась исключительно к командованию казачьими войсками. После падения Колчаковского фронта ген. А. отступил через Уральскую область на Каспий и на Кавказ, а 1920 г. эвакуирован в Югославию. Будучи эмигрантом, сотрудничал в казачьих изданиях и состоял редактором казачьего отдела в журнале "Часовой". Собирал материалы по истории Оренбургских Казаков; издана его книга "Ермак - завоеватель Сибири". Умер в Париже 26 но­ября 1944 г.

АЛАНЫ - общее прозвище пле­мен и народов, вошедших в состав империи, созданной Асами-Аланами. Завоевывая народы, Асы приказывали им называть­ся всем одинаково - Аланами. Истории известно, что так одно время назывались и Закаспий­ские Массагеты (сарматские предки Туркменов), Эсседоны и Аорсы (предки Осетинов) и некоторые Адыгейцы. После па­дения империи Асов (375 г.), каждый народ возвратился к своему натуральному истори­ческому имени, а Аланами остались одни Асы-Аланы или Танаиты. В 9 ст. часть Аланов проживала в горах Крыма. Они приняли христианство одновре­менно с нашими предками ок. 860 г. после проповеди св. Кирилла. Последний раз их вспо­минает Грек Пахимер, как воинов казачьей дружины Крымского хана Нагая в 14 в. С именем Аланов связываются богатые археологические остатки материальных культур Северо-кавказской, Болгарской и Салтово-маяцкой. Самая поздняя из них Салтово-маяцкая обнаружена на Среднем Донце и на Дону и датируется 8-10 в.в; Она принадлежит Аланам-Асам и по всем данным находит свое подобие на далеком севере в остатках культуры Асов Скандинавских (см. Асы).

АЛАТЫРЬ - белый известко­вый камень.

АЛАХАРЬ - беспорядочный, распущенный,   бесшабашный человек.

АЛБАЗИНЦЫ - Казаки, про­живавшие со второй половины 17 в. в Китае. В 1651 г. атаман Хабаров во главе казачьего от­ряда отобрал у местного даурского князя Албазы его городок на Амуре, недалеко от слияния рек Шядки и Аргуни. Он пост­роил там укрепление и назвал его Албазин. Вслед за Казаками в городке появились русские воеводы со своими охранами и промышленниками. Но Албаза был подданным Китайского им­ператора, который не захотел отказаться от своих прежних владений. В 1682 г., желая раз­решить спор мирным путем, богдыхан предложил казачьему гарнизону перейти в подданст­во Китайской империи и оста­ваться на Амуре. Часть Казаков приняла предложение богдыхана после того, как городок Ал­базин снова попал в границы Китая. Они не захотели возвра­щаться назад в Нерчинск и вместе со священником Макси­мом Леонтьевым переселились в Пекин. От 1686 г. эти казаки были зачислены в лучшую часть манджурской гвардии импера­тора - отряд "Знамени с желтой каймой", которым командовал один из принцев манджурской династии. Албазинцы составили сотню и служили со своими ко­мандирами. Они получили зе­мельные поместья, дома, денеж­ные награды и были зачисле­ны в высший социальный слой жителей Пекина. Богдыхан от­дал в их распоряжение буддий­скую кумирню, которую Казаки обратили в церковь св. Софии. Еще в 19 ст. они принадлежали к классу гвардейской аристо­кратии и брезгали физическим трудом. В это время их церковь уже перешла в распоряжение Русской Духовной миссии, ко­торая среди прихожан насчиты­вала до тысячи Албазинцев. В 1900 г. во время Боксерского восстания, им пришлось пере­нести гонения за христианскую веру, при чем до 300 человек из них было убито Китайцами. Не­смотря на то, что по крови они сами стали наполовину Манджурами. А. приняли усердное участие в жизни казачьей эмиг­рации 1920-21 г.г. и прослыли честными тружениками, осо­бенно в типографском деле, как способные наборщики и печат­ники. (В.П.Петров, Албазинцы в Китае. Вашингтон.)

АЛЕКСАНДР 1 Карагеоргиевич - король Югославии (1921 -1934). Воспитанный в русском кадетском корпусе и благодар­ный России за помощь Сербии во время Первой Мировой вой­ны, король А. принял близко к сердцу русскую революцию и предлагал Казакам прислать поддержку в 2-3 дивизии. Это предложение не было проведе­но в жизнь из-за противодей­ствия "белого командования". Позднее король А. благожела­тельно относился к эмигрантам и сочувствовал трагедии Каза­ков, которым дал возможность жить в Югославии и зарабатывать себе хлеб насущный. Король А. пал жертвою заговора македонских и хорватских сепаратистов. При посещении Франции, он убит и Марсели 9 октября 1934 г. Владимиром   Георгиевым.

АЛЕКСЕЕВ Абуш Апеллевич - рожд. 1882 г.; Донской Калмык, полковник; член Круга Спасения Дона и Войсковой есаул. По образованию - народный учитель. Участвовал в Первой Мировой войне, в Степном походе и в борьбе за Дон. В 1920 г. эмигрировал в Югославию, где принял на себя заботы о Калмыках, оказавшихся вместе с ним далеко от родных степей; представлял их интересы при Донском атамане, устраивал на работы, следил за их безбедным существованием. При его деятельном участии в Белграде создан буддийский храм, первый в Европе. После Второй Мировой войны с волной эмигрантов он  оказался на территории Германии, где умер 5 января 1948 г. и погребен на казачьей секции кладбища Фельдмохинг (Бавария).

АЛИМОВ Александр Ерофеевич (дон.) - рожд. 1887 г. ст. Ново- Григорьевской подъесаул, журналист и общественный деятель. По образованию народный учитель, в 1915 г. произведи в чин прапорщика из портупей юнкеров Новочеркасского казачьего училища и командирован на Кавказский фронт в Донской пластунский батальон. После революции 1917 г. - участник борьбы за Дон. С 1920 г. эмигрант. Во Франции основал небольшую фабрику деревянной  обуви и вытяжных загото­вок для сапог. Сотрудничал в казачьей прессе и издал на свои средства книгу: И.Ф.Быкадоров, Донское войско в борьбе за вы­ход в море.

АЛИМОВЫ - древний казачий род, распространенный на Дону и по другим казачьим военным общинам. Имя Алим, от которо­го произошла фамилия А. при­шло вероятно с востока, хотя оно встречается и в православ­ных святцах. Однако произво­дить род Алимовых от какого либо Тюрка оснований мало: они в большинстве крупные блондины, сохраняющие свой нордический, славянский или асаланский тип. Вернее всего, Алимовы - потомки одного из Ордынских Казаков, которых на Среднем Дону собралось не ма­ло во второй половине 16 ст.

Сохранилась память о ро­де Тараса Алимова, жившего в станице Ново- Григорьевской на Дону. У него было три сыне: Тарас (по прозвищу "Тарас Го­рячий), Ерофей, Осип. После первого остались Тарасовичи: Ерофей, Иван и Ксения; после второго - Ерофеевичи: Григо­рий, Федор, Иван, Татьяна, Акулина; после третьего - Осипо­вичи: Гавриил, Иван. Степан.

В четвертом поколении при­шло на свет 28 человек, кото­рые, в свою очередь, породили по несколько душ пятого поко­ления; осталось же на Дону при соввласти, после революций, войн, коллективизации не боль­ше десятка.

АЛИПАТОВ Даниил (дон.) - хут. Земцова. Родился в 1884 г. Во время Первой Мировой войны мобилизован в 28 Дон. каз. полк, попал в плен к Австрий­цам и умер 3 января 1917 г. Погребен в братской могиле на сербском кладбище г. Сомбора, обл. Бачка в Югославии.

АЛЛЮР - ход лошади: шаг, рысь, волчий намет, широкий намет, карьер.

АЛТЫН - от татарского "алты" - шесть; старинная монета в шесть "денег" или три копейки. До революции сохранялась еще память в "пятиалтынном" - 15 коп.

АЛФЕРОВ   Захар Акимович (дон.) - рожд.1874г.; ст. Еланской; ген. штаба генерал май­ор. После окончания Ростовс­кого реального училища и Но­вочеркасского юнкерского в 1895г. вышел хорунжим в 1 Дон. каз. полк. К 1906 г. закончил курс Академии Ген. штаба и за­числен по Ген. штабу; в 1913 г. после Петербургских военно-педагогических курсов назна­чен на должность инспектора кадетского корпуса в Ташкен­те; в 1914 г. вышел на фронт Первой Мировой войны в каче­стве командира Дон. каз. полка. После революции и провозгла­шения независимости Дона со­стоял членом Войскового Круга, Окружным атаманом Верхне-Донского округа, командую­щим Северной группой войск на Дону, одно время председа­телем Донского Правительства. Эмигрировав вместе с казачьи­ми полками в Югославию, ген. А получил там должность сотрудника Исторического отдела в Ген. Штабе и разрабатывал материалы для истории Первой Мировой войны. При этом озна­комился с документами по воп­росу о предложении Сербского короля помочь Казакам в борь­бе с большевиками. После ген. А. опубликовал историю этого не использованного предложе­ния в статье "Упущенные воз­можности" (журнал "Казачий Союз", 1951 г.№№ 7 и 8). По его данным Казаки могли полу­чить в поддержку сербский пе­хотный корпус, но "белое ко­мандование" поставило прегра­ды поездке Донской миссии по этому вопросу в Белград, Пра­гу и Варшаву.

В 1950 г. ген. А-ву уда­лось вырваться из Югославии, ставшей советской. В 1955 г. он эмигрировал из Триеста в США. Умер 13 декабря 1957 г. в Нью-Йорке и погребен на кладбище монастыря "Новое Дивеево".

АЛЬ, АЛЬБО - или, может быть.

АЛЬБАКОВ Дмитрий Михайло­вич (дон.) - род. 26 октября 1882 г., ст. Заплавской. Участ­ник Первой Мировой войны и борьбы за Дон. Во время атама­на П.Н.Краснова был его личным ординарцем. От 1920 г. состоял в эмиграция и проживал в Югославии. Был сторонником Вольно-казачьего Движения. После Второй Мировой войны оказался в Австрии и умер в больнице города Клагенфург 24 августа 1958 г.

АЛЬНИКИН Николай Василье­вич (дон.) - род. 30 ноябре 1898 г. в хуторе Карнаухове ст. Цымлянской; талантливый поэт и инженер-геолог. После окончания реального училища в 1917 г. был принят на горное отделение Новочеркасского Политехнического института, но вскоре должен был принять уча стие в борьбе за Дон, сначала в Новочеркасской студенческой дружине, а затем в Калединском полку. В 1920 г. эвакуирован в Турцию; после проживал во Франции. Зарабатывал на жизнь и на ученье тяжелая физическим трудом, в 1926 г. закончил Естественный факультет Парижского университета (Сорбоны), а потом Институт прикладной геологии при университете в Нанси. Получив диплом горного инженера - разведчика, выехал в Марокко, где состоит на постоянной службе по рудничной, горной и геологической промышленности; занимает место главного инженера - эксперта в Обществе, объединяющем интересы французской рудничной и металлургической промышленности. Печатался только до 1927г. в донской газете "Сполох", в пражских и парижских студенческих изданиях, а также в эмигрантских газетах "Казачье Слово", "Казачьи Думы". Пользовался псевдонимом "Борис Незлобин". Занятый профессиональной деятельностью, при печально сложившихся семейных обстоятельствах (затяжная и неизлечимая болезнь жены), оставил поэзию, задержав на полдороге развитие своего блестящего поэтического дарования. Издал два сборника стихотворений, написанных в молодости: "Рифмованные Кончики" и "Сполох".

АЛЬЯНОЙ - льняной.

АМАНАТ - у сибиряков залож­ник, в общеказачьей народной речи - обманщик.

АМУРСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙ­СКО - создано распоряжением русской власти в качестве де­шево стоющей охраны китай­ской границы и как первона­чальные переселенческие кад­ры для колонизации пустынной пограничной полосы.

Высочайший указ об уч­реждении А.К.Войска последо­вая 8 декабря 1858 г. после то­го, как река Амур по Айгунскому трактату закрепилась за Рос­сией. 1-го июня I860 г. утвер­ждено Положение об этом но­вом Войске.  Первоначально на берега Амура переселено 13.879 душ об. пола из числа Забайкальских Казаков. Вследствии недостатка желающих переселиться с насиженных мест, отбор производился при­нудительно по жребию. В 1862г казачья община на Амуре по­полнена штрафными солдатами б. Корпуса внутренней стражи в количестве 2.000 человек. По­селения заняли берега Амура и Уссури. В 1889 г. станицы и поселки, расположенные по ре­ке Уссури выделены в отдельное Уссурийское каз. Войско, а А. к. Войско получило пополнение в 62 семьи Забайкальских и в 1052 семьи Европейских Каза­ков (Донских, Кубанских и Оренбургских). К 1903г. Амурская казачья община состояла из 30.000 душ обоего пола при одной тысяче иногородних. Кроме постоянного надзора за гра­ницей, Казаки из семи станиц с их поселками должны были выставлять один конный полк, а из остальных трех станиц с их поселками - пеший полуба­тальон.

Земельные юрты новооснованных станиц состояли из пахотных, луговых и лесных угодий с расчетом по 40 деся­тин на каждого жителя мужско­го пола. Однако изобилие земли не решало вопроса благососто­яния и зажиточности. При пого­ловной военной службе и при главном занятии - хлебопаше­стве, семьи не всегда могли об­работать свой пай. Кроме то­го, хозяевам часто причиняли крупные убытки разливы р. Амура и дождливые летние месяцы. Малоснежные и суровые зимы лишали возможности сеять ози­мые хлеба и бывали причиной массовой гибели скота. Подспо­рьем в хозяйстве служили ры­боловство, охота, содержание почтовых станций, заготовка дров, для возникшего позже па­роходства, а иногда добыча се­ребра и золота.

АНАНЬЕВ Афанасий Поликарпович (куб.) - рожд. 1901 г., ст. Чамлыкской; после борьбы за Казачью идею в 1920 г. эмиг­рировал и умер в Югославии 5 апреля 1938 г. от туберкулеза легких.

АНДРУСОВСКИЙ ДОГОВОР - 1667г. между Россией и Речью Посполитой закончил многолет­ние войны за восточные поднепровские владения В. княжества Литовского. По статьям догово­ра земли Правобережной Укра­ины остались за Поляками, а Гетманщина вдоль всего левого берега  Днепра до границы Крымского ханства и Сичи За­порожской, включая Киев и Смоленск, перешла к России.

АННЕНКОВ Борис (семиреч.) - Семиреченский Войсковой ата­ман; в январе 1920 г. попал в плен к большевикам и замучен в Чека.

АННЫ святой крепость - пост­роена Россией в 1730 г. на бе­регу Дона недалеко от станицы Старочеркасской, взамен Азова, возвращенного Туркам. В 1761г. перенесена ниже по течению и отстроена под новым именем Крепости св. Димитрия Ростов­ского.

АНТИРЕС - интерес, прибыль.

АНТОНОВ Михаил Васильевич (дон.) - род. ок. 1873 г., ст. Кременской; есаул. Убит в кон­ной атаке на австрийскую пехо­ту у селения Жолкевка 6-го ав­густа 1914 г. и посмертно наг­ражден орденом св. Георгия 4 ст.

АНТОНОВ Яков - убийца За­местителя Донского атамана Митрофана Петровича Богаевского. Сын петербургского чи­новника, студент Новочеркасского Политехнического инсти­тута, проживал с матерью в Новочеркасске и был там изве­стен, как хромоногий дебошир Яшка Антонов.. В 1917 г. прим­кнул к партии большевиков и после играл видную роль в Ро­стовском Исполкоме при Подтелкове. В первый день антисо­ветского восстания Низовых Донских Казаков, 14 апреля 1918 г., А. и красногвардейский командир Рожинский взяли М.П.Богаевского из ростовской тю­рьмы, вывезли его в Балабановскую рощу около г. Нахичевани и там застрелили двумя выстрелами в голову. Судьба Ан­тонова неизвестна.

АНТРОПОЛОГИЯ - по точному греческому смыслу - "учение о человеке". А. изучает формы человеческого тела в их много­образии, существовавшем на протяжении тысячелетий по всему земному шару и включая сюда человека современного. А. исследует возникновение этих форм, их происхождение и развитие, сравнивает внешние признаки рас и физиологиче­ские проявления их жизнедея­тельности, постоянство их признаков и изменчивость (вариа­ции) в наследственности. Изу­чает живого человека и остатки его, сохранившиеся тысячеле­тиями в погребениях, пользуясь при этом методами особых из­мерений черепа и отдельных частей костяка. В общий круг задач А-гии входят только воп­росы физического строения че­ловека, в то время, как психика народов относится к другой науке - народоведению или эт­нологии.

АНЧИБЕЛ - нечистый дух; анчутка - бесенок.

АРАКАНЦЕВ Михаил Петрович (дон.) - род. в 1863 г.; по образованию юрист, товарищ прокурора таганрогского окружно­го суда; журналист; член Рус­ской Государственной Думы: двух первых созывов и депутат Донских Войсковых Кругов; участник Степного похода, во время которого его жена была кашеваром одного из партизан­ских отрядов.

АРБА - воз с драбинами для воловьей запряжки.

АРГАМАК - верховая лошадь; у тюрских народов Средней Азии и у Кавказских Горцев название аргамак относится к самым лучшим породам, в част­ности, так называют и кабардинского коня.

АРКАН - веревка свитая из кон­ских волос с петлей - удавкой на конце. Казаки и другие ско­товодческие народы пользуются арканом для ловли лошадей в табунах и скота в стадах, ловко забрасывая его петлю на шею животного. В старые времена А. употребляли на войне и, как боевое оружие, его вспоминает Иосиф Флавий (1 в. по Р.Хр.). Но изображение А-на можно приметить уже на скифской ва­зе из Чертомлыцкого кургана (4 в. до Р.Хр).

АРМУД (гребен.) - дерево из семейства яблочных с желтыми грушевидными плодами, кото­рые съедобны только в варе­ном виде; тоже, что русская ай­ва или пигва.

АРТАНА - название области, в которой между 8 и 10 веками проживало одно из славяно­русских племен. О ее местопо­ложении единого мнения еще не установилось; находят ее и в Перми, и в Рязани, и в Томаторкани, и даже в Малой Азии. Но самое вероятное решение этого вопроса дает тюрское зна­чение слова Артана: "по ту сторону Таны", "Задонье". И следовательно, А-ну надо ис­кать поблизости к позднейшей Задонщине. К тому же выводу приводит сочетание слов грече­ского летописца 8 века с новыми данными археологии. Патри­арх Никифор в Краткой исто­рии говорит, что вследствие кровавых междоусобий, из Ду­найской Болгарии в 764 г. пе­реселились на реку Артану 208.000 Славян, а археология, в свою очередь, обнаруживает для того же времени появление на реках Сейме, Северском Дон­це и Доне огромного числа но­вых поселений славянских, асаланских и гунно-болгарских.

Раньше все эти места за­нимали "безчисленные племена Антов" (Прокопий из Кесарии), которые покинули их, вдруг, и скрылись в глубину лесной зо­ны, очевидно, уходя перед ла­виной арабских войск, заливших край в 737 г. под командой полководца Мервана. Через 24г. здесь поселились переселенцы с Дуная.

Знали А-ну и на Востоке. Она вспоминается арабскими географами десятого века Джайхани и Истахари. Первый поме­щает ее поблизости к Хазару, а второй между Хазарами и Вели­ким Булгаром, граничащим с Ви­зантией. Главным городом А-ны называется Арта, слово отчет­ливо греческое. Новые жители могли принести его с Балкан придавая ему греческое значе­ние - "хлебная."

По словам Истахари, о на­селении А-ны никто ничего не мог узнать кроме того, что этот воинственный народ не до­пускал к себе иноземцев: "В Арту никто не входит, потому что жители убивают всякого иностранца и бросают его в воду". Название этой земли он пишет "Утания", может быть, в его славянском значении и произношении "у Таны" (у Дона) . Из А-ны привозили шкурки черной лисицы и свинец. Археоло­гия же подтверждает, что добы­ча металлов в Донецком Кряже процветала уже в глубокой древности. Говорит она также, что к десятому веку население До­на и Нижнего Донца представ­ляло из себя метисированный сплав, в котором некоторые русские 'историки признают казачьих предков Бродников.

АРХЕОЛОГИЯ - в переводе с греческого языка - "наука о древности". А. изучает памят­ники материальной культуры, по которым восстанавливается образ прошлой жизни челове­ческого общества. Основные методы А-гии - поверхностная разведка местности и исследо­вание памятников, обнаруженных главным образом при помо­щи раскопок с тщательными измерениями их, описаниями, зарисовками и фотографиями, с последующей камеральной (ла­бораторной) обработкой и ре­ставрацией некоторых матери­алов.

Основные формы памят­ников: остатки временных сто­янок, поселений, городищ, поля погребений, погребения в кур­ганах. По памятникам различ­ных культур А. делит прошлое человечества на три основных, сменявших друг друга эпохи: каменный век, бронзовый век и железный век. Каждый из этих периодов имеет еще более мелкие подразделения. Особое значение А. имеет для восстановления образа доисторического и ранне - исторического периодов. С появлением письменности значение А-гии постепенно сокращается и она становится лишь вспомогательной исторической наукой, частными отраслями которой остаются: 1) палеография и эпиграфика - изучение надписей и рукописей; 2) дипломатика - древние дипломатические акты; 3) сфрагистика - печати; 4) геральдика - гербы; 5) нумизматика - монеты и медали; 6) глиптология - резные камни, геммы, камеи; 7) метрология - меры протяжения, объема, веса. При изучении археологических памятников пользуются также данными антропологии и этнографии.

Бассейн Дона в древности представлял собою как бы мост между Востоком и Западом. Через Дон проходили многие народы, причем некоторые из них задерживались там, создавали свои державы. Поэтому бассейн Дона исключительно богат археологическими памятниками, из которых многие имеют не только европейское, но и общечеловеческое значение. К таким памятникам относятся палеолитические стоянки в верховьях Дона и в Таганрогском округе, Кобяково городище на Нижнем Дону, большое Елизаветовское греко-скифское городище в гирлах Дона, там же скифские погребения в курганах, а в том числе - царские (Пять Братьев), остатки греко-сарматского города Танаиса у вершины донской дельты, ряд сарматских городищ  вдоль Нижнего Дона, остатки города Саркела или Белой Вежи против станицы Цимлянской и мно­гие другие.

Крупнейшими археолога­ми Дона были профессора А.А Миллер и М.А.Миллер (Бронзо­вый век и скифо-сарматские городища на Нижнем Дону) Проф. П.Ефименко исследовал палеолитические стоянки и сла­вянские погребения на Верхнем Дону. Проф. М.Артамонов не­сколько лет исследовал остатки Саркела - Белой Вежи, а затем его работы некоторое время продолжал И. Ляпушкин. Ча­стичные раскопки на Дону вели Б. Бранденбург, А. Вязигин, В. Городцов, И.Иноземцев и др. В Новочеркасске Х.И.Попов, великий донской патриот и любитель казачьей старины, создал замечательный Донской исто­рико-археологический музей, которым он заведовал свыше двадцати лет. При последу­ющих советских заведующих, музей был в значительной сво­ей части разворован.

Проф.М.Миллер.

АРЧАК - деревянная часть горско-казачьего седла сделанная из твердых древесных пород; самым лучшим материалом слу­жит витая древесина степного карагача. А. состоит из двух лук, передней и задней и двух боковых лавок-полиц. Передняя лука вырезана вместе с продол­говатыми крыльцами, которые наглухо соединяются с разви­линами задней луки и служат для укрепления на них двух подбрюшных ремней-подпруг и стременных ремней - спутлищ; развилины лук опираются на двух лавках - полицах, которые кладутся плашмя на спину ло­шади по сторонам хребта со специальными войлочными под­кладками и потником. А. называется также "ленчиком" или "щепой". Прототип казачьего седла с деревянной основой и с передней лукой встречается в аланских погребениях первых веков нашей эры.

АСКАЛЯТЬСЯ -  улыбаться, смеяться.

АСКРЬОТОК - осколок.

АССИРЕЦКОВ Михаил Алексе­евич (дон.) - род. 1января 1896г. Окончил Землемерное училище в Новочеркасске и был призван в 16 Дон. каз. полк старой ар­мии. После революции из Ново­черкасского казачьего училища произведен в офицеры. Участ­ник борьбы за Дон в составе Гундоровской Георгиевской ба­тареи. В 1920г. ушел в эмигра­цию и проявился как стойкий Казак - националист. По словам сослуживцев, А. в юности го­товил себя к должности народ­ного учителя и по всему складу характера был человеком мир­ным, противником войны. Но во время нашествия с севера на Дон грубых насильников, в его душе взяли верх заветы пред­ков, призывавшие на борьбу за христианские идеалы, за свя­тую казачью вольность. И он отдал борьбе всю душу, служил примером для своих сограждан и не раз в боях увлекал их сво­им порывом. В эмиграции не пал духом и верил, что в Божьем мире победа над великим злом наших дней будет принадлежать Светлой Правде. Умер 17 января 1958 г. во Франции.

АСТРАХАНСКОЕ   КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО - как организованная военная община, образовалось из остатков Волгских Казаков после переформирования Астра ханской казачьей команды в 1 Астраханский каз. полк. Про­изошло это в 1750 г., от како­го считается старшинство А. к. Войска в Русской армии. Астра­ханские Казаки занимают раз­розненные юрты вдоль правого берега Волги на всем ее протя­жении в губерниях Астрахан­ской и Саратовской. 18 станиц с хуторами делились на два от­дела. В них проживало к началу нашего столетия ок. 30.000 душ обоего пола. Вместе с оседлыми Калмыками в военное время они выставляли в ряды Русской ар­мии 3 конных полка. А.к.Войско содержало на свои средства большое количество школ и уже в конце прошлого века грамотность казачьего населе­ния станиц доходила до 64% среди мужчин и 33% среди женщин, далеко превышая об­щий процент грамотности для Астраханской и Саратовской губерний (20%). При каждой станичной школе имелась биб­лиотека для публичного поль­зования. Казаки жили в стани­цах: Александровской, Ветлянихской,. Грачевской, Городофорпостинской,   Дурновской, Замьяновской,   Зинзенинской, Казачебугровской, Дубовской, Кошкинской, Копановской, Карантинной, Лебяжинской, Николаевской, Пичужинской, Сероглазинской, Вольской и Черноярской. 

АСТРАХАНСКОЕ ЦАРСТВО - возникло после падения Золотой Орды в 1480 г. со столицей в Астрахани. Пало в 1556 г. когда Астрахань, ослабленная постоянными Набегами Донских Казаков, без боя занята Москвой.

АСЫ (жен. род АСЫНЯ) - так же АЗЫ и АЗАРЫ, по преданиям  Севера,  родоначальник» Скандинавов. Саги, записанные нордические предания, рассказывают, что "на восток от Танаквиса (Танаиса) в Азии существовали   когда то Асаланд (страна Асов) или Асагейм (родина Асов), и главный город в той стране назывался Азгард. Там жил вождь по имени Один". "Когда же Римские императоры пошли широко по свету,  покоряя все народы многие вожди по этой причине покинули свои земли. Один, искусный в гаданиях, предвидел что его потомство будет жить в северных пределах земли. Oн оставил своих братьев Вилли и Вье управлять Азгардом, а сам ушел и все князья-дьяры с ним, и многие народы."  Рассказывают Саги и о том, как Один с Дона вел свои племена к берегам Балтийского моря, часто при этом вспоминая благородное племя Асов, Азаров, Азиаманов. Генеалогия вождей, вместе с общим содержанием преданий, дает основание предполагать, что все это произошла незадолго перед Рождеством Христовым. Божественный род Асов или Ансов и город Азгард вспоминают  также предания древне-германские. Род гот­ских князей Амалов вел свое начало от тех же Асов или Ан­сов.

АСЫ - АЛАНЫ - народ завоевателей, покоривший к концу пер­вого века по Р. Хр. почти все племена и народы бывшей Ази­атской Скифии. От А. - А. со­хранилось множество истори­ческих и археологических па­мятников. Известно, что они пришли на Дон и на берега Азовского моря в первом веке по Р. Хр., что по всем данным они явились сюда с севера и вели свое начало из источника общего с нордическими Асами. Оба их имени, Асы и Аланы, имеют северный характер. По нордическим преданиям, запи­санным в Сагах, на далеком се­вере тоже когда то существова­ли Асы, Азары, Азиаманны, ге­рои-полубоги, которые, будто бы, и были родоначальниками скандинавских народов. В сагах вспоминается Танаис и Азгард ("Страж Азии" или "Город Азов"), откуда вышел с племенами Асов их вождь Один. Внешность А. - Аланов, живших вдоль Дона, по описанию римского историка четвертого века Аммиана Марцеллина, носила признаки типа нордического: "За редким исключением, все Аланы люди высокого роста и большой красоты; их волосы почти желтого цвета". Марцеллин знал также, что А. А. ведут свое начало от какого то осо­бенного рода: "Они не имеют понятия о рабстве потому, что сами происходят от благород­ных корней." Первым из исто­риков точно определяет их эт­ническую сущность Прокопий Кесарийский в 6 в. Он называ­ет их готским народом. В его время Приазовские Аланы были уже христианами. В дальней­шем европейские памятники на­зывают их иногда Готиталанами, (что должно означать "гот­ские Аланы") Аланготами, Валанготами, а на востоке их зна­ют под именем Акасов или Бе­лых Асов, Азо-Варангов (Бируни) и Алан-Варягов (Низами). В русских летописях они из­вестны как Ясы (Яс, жен. род Ясыня). Римляне звали их так­же Танаитами (Донцами), по­тому что их основные кочевья располагались вдоль Таны (До­на). Тесные связи Танаитов с севером подтверждает и архео­логия, указывая, что древние могилы Скандинавии часто на­ходят свое подобие в местах расселения А. - А-ов.

На основании имеющихся данных, западные историки ре­зонно предполагают в А. - Ала­нах сармато-германский сплав, в то время как Русские упор­но не признают в них ни­кого, кроме предков нынешних Осетинов, хотя на то и не име­ют достаточно обоснованных данных.

Ко второму веку на коче­вых просторах прежней Азиат­ской Скифии А. А. установили свое владычество. Покорение народов живущих там соверши­лось быстро и, повидимому, без особенных усилий, потому что остатки скифов и  сарматов в ту эпоху были поделены на множество племенных обществ, избегавших объединения. Они легко стали жертвой хорошо организованных и закаленных в боях А. - Аланов, хотя те уступали во много раз по коли­честву неисчислимым ордам степных жителей. Нет данных предполагать, что для покорен­ных северо-кавказцев, Меотов, Сираков, Торетов, Удзов, Аорсов, горских Асседонов или для каких других племен, новая власть проявлялась особенно деспотически хотя, покоряя на­роды А. - А. принуждали их всех называться Аланами, а для себя веками сохраняли имя Ас, Аас, Аз. Они не разрушали и завоеванные оседлые центры, которые стали служить в их царстве поставщиками продук­тов земледелия, рыболовства и местного ремесленного произ­водства. Оседлое ремесло по­ставляло на рынки прекрасные сорта керамических изделий, украшения из дорогих камней и цветных металлов, конское снаряжение и оружие излюб­ленного у Аланов типа, не счи­тая всякого рода продуктов, не­обходимых для жизни.

Еще в 4 в., проживая на Дону, А.-А. оставались в боль­шинстве кочевниками. Они за­нимались исключительно ското­водством и военным промыслом. Далекие набеги считались у них почетным занятием и пер­вым удовольствием. Каждый из них любил войну, боевые встре­чи и опасности. Лишь того они считали достойным уважения, славы и загробного счастья, кто провел жизнь в боях и пал сраженный оружием врага. Как и полагалось воинам, были "они легки и ловки во владении оружием", которым пользовались исключительно в конных боях. Вооружение их всадников, по выводам археологии, составляли тяжелые пики, длинные палаши, кинжалы и луки со стрелами. Они же ввели в употребление прототип горско-казачьего седла с передней лукой и стременами, пользовались в боях арканами. Одевались А. -в куртки, скроенные на подобии казачьего чекменя, причем правая пола запахивалась поверх левой, т. е. так же, как у скифов, большинства Туранцев и Кавказцев и как еще недавно у Казаков, не только в бешметах, черкессках, чекменях, но даже в форменных мундирах.

В 4 в. А. - А. были еще язычниками. Достойным поклонения божеством они считали одного бога войны. Палаш, воткнутый в землю служил его символом и перед ним они приносили кровавые жертвы. Покойников хоронили и под курганами и без насыпей, но, подобно Скандинавам, всегда в глубоких камерах, вырубленных в твердом глинистом грунте. В могилу воина укладывалось оружие  приведенное в негодность, а рядом в отдельной яме часто хоронили и его боевого коня.

К 4 в. некоторая часть А. - Аланов перешла к оседлости и остатки населенных ими пунктов, как и их погребения, дали археологам многие образцы их военной и бытовой культуры, которая распространялась по всему царству и оказалась бо­гатой по содержанию и устой­чивой по формам.

Около 375 г. империя А.-А. пала под ударами грозных орд новых завоевателей  Гуннов. Немецкий историк О. Егер пи­шет об этом событии: "Так на­зываемые гунны, большое чис­ло монголо-туранских и татарско - чудских племен, объеди­ненных под властью хана Баламира, разгромили германо-сар­матский народ Аланов и в 373г. обратились против Готов." Со­временник нашествия А. Марцеллин рассказывает, что Гун­ны, двинувшись из Азии, преж­де всего напали на Массагетов, живших за рекою Уралом. По­бив их, они пошли дальше, пе­ресекая прикаспийские степи. На Дону им пришлось преодо­леть мужественное сопротивле­ние Асов, и дальше на Европу они двинулись только "после того, как прошли земли Аланов, а особенно того племени, кото­рое граничило с Грютунгами и называлось Танаитами. Из них они многих ограбили и убили, а переживших нашествие присо­единили к себе в качестве со­юзников." Во время боев выде­лилась одна  многочисленная группа Аланов и отступила на запад. Эти вместе с готским племенем Вандалов прошли всю Европу и из Испании перепра­вились в Сев. Африку. В тридцатых годах пятого столетия там возникло вандало-аланское государство, существовавшее око­ло столетия. Оно завоевано Ви­зантией в 534 г. Другая группа должна была уйти в Европу вместе с Гуннами. Пройдя не­спокойную эпоху непрерывных воен и с Гуннами, и против них, они наконец разместились за Дунаем в Нижней Мезии со­вместно со Славянами, Готами и остатками Гуннов. Третья груп­па А. - Аланов, уйдя вначале в горы, после примирилась со своими победителями и сожи­тельствовала в Приазовье с пле­менами Меотов и Гунно-Болгар. В 6 в. Прокопий называет их христианами и друзьями Визан­тии. Через два века, после ухо­да Болгар на Дунай и Среднюю Волгу, А. - А. объединили око­ло себя соседей по Сев. Кавказу и не раз доставляли хлопоты хазарским каганам. В их новом царстве персидские географы указывали Землю Касак, при­мыкающую к южному берегу Азовского моря. В восьмом ве­ке А. - А. начинают стягивать­ся в одно политическое обще­ство на Северском Донце и на Среднем Дону. В 764 г. вместе с Подунайскими Северянами и каким то туранским племенем они перекочевали сюда из Ниж­ней Мезии в количестве 208.000 душ. Памятью их пребывания в бассейне Дона остались горо­дища и могильники с предме­тами Салтово-маяцкой археоло­гической культуры. Здесь А.-А. снова создали свое государство, существовавшее до второй половины десятого века. Кадры его населения, по мнению архе­ологов, составились из смешан­ного племенного типа и проявляют черты оседлых земледельцев, ведущих довольно культурное хозяйство, знакомых со строительным искусством, обладавших высоко развитым гончарным ремеслом и кузнечным делом.

Вскоре после своего при­хода. господствующее племя А. - Аланов воздвигло на пра­вом берегу Дона, повыше до­нецкого устья, крепость из бе­лого известняка, которой, пови­димому и принадлежало перво­начальное славянское название Белая Вежа. Хазары усмотрели в ней постоянную угрозу дон­скому торговому пути и пере­праве через Дон. В начале девятого века они взяли ее с боя, разрушили до основания и в 836 г. при помощи Греков по­строили новую крепость Саркел, уже на своей, восточной, стороне Дона. Местные Славя­не, а за' ними и Русские оста­вили для нее старое название Белая Вежа, хотя стены ее были сооружены из красного кирпи­ча.

Во второй половине деся­того в. все поселения А.-Аланского или Ясского царства кем-то разрушены. Теперь при их раскопках находят следы пожа­ров и насильственной смерти жителей. Их гибель по времени можно связать только с хазар­ским походом киевского князя Святослава. Эта очередная ка­тастрофа в жизни Дона, оче­видно и нашла отражение в короткой  заметке летописей под годом  965: "Одоле Свято­слав Козаром и град их Белу Вежу взя, и Ясы победи и Касоги и приведе Киеву." В результате этой победы прекратилась цветущая и культурная жизнь многих десятков ясских и болгаро - славянских поселений на берегах Дона, Донца и Оскола. Сохранившаяся часть жителей после известна русским летописцам, как Ясы и Черные Болгары. До 1015 г. они находились в зависимости от киевского князя, а после вместе со Славянами-Казаровцами, Касогами-Казягами вошли в состав независимой и сильной державы Мстислава Храброго. В границах этого Томаторканского княжества все они находились около ста лет. Многовековое пребывание А. - Алан в постоянном близком общее со Славянами-Казаровцами  и Черными  Болгарами способствовало их слиянию в один народ. Процессы взаимного проникновения начались, если не на прежних приазовских юртах, то на Дунае. Во всяком случае А. - А. возвратились на Дон пройдя   путь основательных славянских и туранских влияний. Тоже самое устанавливает и археология для ранних эпох пребывания их в наших степях. К десятому веку эти процессы смешивания в один народ завершились в Полонских Бродниках и в Касаках, покрывших своим именем прежнюю Meотиду.

После разорения донецко-донской Асалании, часть Аланов, во второй половине 10 в.  перекочевала в Крым. Taм они жили в совершенно примитивных условиях между гор около Чуфут Кале, "в пустынных местах и пещерах, не строя ни загонов для  скота, ни лачуг". Всем племенем они приняли на себя охрану от кочевников греческого города-колонии Херсонеса и в 1240 г., как христиане имели своего епископа. Грек Пахимер писал о них в конце 13 в. Тогда они находились уже в составе казачьей дружины темника Нагая и вместе с дру-гими Ордынскими Казаками каза­лись полностью отатареными, хотя оставались христианами. В 1364 г. на Синих Водах, при боевой встрече с войском в. кн. Литовского Ольгерда, Татары имели трех предводителей. Из них один носил христианское имя Димитрий, второй назывался Кочубеем, т.е. так же, как Казак и Войсковой судья на Гетманщине во время правления Мазепы, а третьего звали Котлубек. Два первых, по всем признакам, были атаманами Ордынских Казаков, среди которых, по словам Пахимера, находились и Аланы. Оставшись среди Днепровских Казаков и после отхода их от Крымского хана (1492г.) они принесли в их среду чистый нордический тип, сохраняющийся до сих пор у некоторых Черноморцев на Кубани.

Утвердившееся в археологии мнение, что А. - А. в извечной части растворились между степными Славянами и Тюрками, дает основание думать. что они не исчезли бесследно, но своими остатками влились и в основной донской казачий массив, пополняя наш народ крупными, белотелыми, спокойными, настойчивыми и хозяйственными представителя­ми Севера. С ними же в казачью среду пришло понятие "атаман" больше асаланское, чем туранское. На принадлежашей Ала­нам, Земле Касак при Мстисла­ве Храбром проживал летопис­ный народ Касаги-Казяг. После оттуда же вышли Днепровские Казаки Черкасы, Азовские Ка­заки, Казаки Пятигорские и Гребенские. В 1549 г., когда Ка­заки стали окончательно воз­вращаться с Северщины  на Дон, они принесли с собой и, не забытое еще, племенное имя Азманов (Сары Азман). Из это­го следует, что остатки А.-Аланов влились и в коренное ка­зачье общество на Дону.

АТАВА  -  трава на сенокоскосном лугу, отросшая по­сле первого покоса.

АТАМАН  -  звание каждо­го выборного вождя, начальни­ка, лидера в казачьих обще­ствах.  Происхождение этого термина и его строение, несом­ненно, связано с гото-германской или асалансксй речью, где "atta" значило "отец", а "mаnn" - "муж", "витязь".   Первона­чальное значение слова "отец-витязь" или "отец - мужей" со­хранилось в памяти Казаков, как "отец-атаман", "батька-ата­ман". Подобные по значению термины существовали и на востоке, "атабек", "аталык", но в такой форме они у Казаков не принялись.

Исторически термин А .становится известным после появле­ния его в Литовских хрониках применительно к ХIV в., т.е. к тому времени, когда Аланы и Готы совместно с Казаками со­ставляли дружину Крымского хана; относится к Крыму и сле­дующий по времени появления на страницах древних актов, "атаман Дуван", после чего термин А. от средины ХVI в. начи­нает часто повторяться в источ­никах, постоянно связан с Каза­ками и вместе с ними продвига­ется к северу. До этого времени генуэзцы в своих актах называ­ют казачьих вождей по поло­вецки "оргузиями", в Золотой Орде казачьи начальники име­нуются "баскаками", а на Мос­кве - "головами". В казачьих обществах термин А. сохранил­ся и после покорения их Росси­ей не только для местных на­чальников, но даже и для наз­наченных царем правителей.

На Дону известны А-ны: Войсковые,  Главной войски, Походные, Наказные, (замести­тели), Зимовых станиц, окру­гов, станиц, поселков, хуторов, мелких отрядов. На Гетманщи­не для общин белорусских н украинских существовали стар­шины-войты и там же для Каза­ков по местечкам - А-ны громадские и А-вы казачьих ме­щанских общин. В Запорож­ской республике Низовой, кро­ме обычных походных и отряд­ных были приняты звания А-ов кошевых, куренных, школьных, крамных (заведовавших тор­говлей), лисицких (заведыв. охотами).

В походах, в боевой об­становке обычное право предо­ставляло атаманам неограни­ченную власть: "куда ты, атаман, глазом кинешь, туда мы головы кинем". В мирной жизни они были только выполнителями воли Народного Собрания и блюстителями порядка.

"Гетман" у Поляков "ватаман" у новгородцев тоже связаны с германскими значениями, но иными, чем А. "Гетман"   трансформировалось в Польше из немецкого Наuptmann - "главный начальник"  там гетманами назывались главнокомандующие польскими, литовскими и казачьими военными силами. "Ватман" же образовалось из перенятого от купце с острова Готланда и мало измененного Wachtmann - "страж". Так в Новгородских землях назывались начальники городской стражи. Украинцы, переняв у Казаков термин А., передели его в Отаман, что лишило слово его основного смысла. Но Днепровские Казаки, несмотря на то, что прошли к ХVIII в. сильные украинские влияния, сохранили слово А. в его первоначальной форме. 

АТАМАНОВО СЛОВО (некр.) - разрешение.

АТАРА - стадо овец

АФАНАСЬЕВ Клавдий Иванович (дон.) - рожд.1875 г.; священник и член Русской Государственной Думы первого созыва. Принадлежал к конституционно-демократической партии и после роспуска Думы в числе подписавших "Выборгское воззвание"; в 1906 г. лишен сана священника, т.к.. считался политически неблагонадежным.

 АХАННЫЙ ЛОВ - зимний лов рыбы "аханом", особой сетью, подвешенной подо льдом.

АЩЕЛЕ   (некр.) - если же; в том случае, если.

На начало