КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК буква "Г"
Главная | Оглавление

КАЗАЧИЙ

СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК


Г

ГАВРИЛИЧ - у Русских насмешливое прозвание Донских Казаков; 2) литературный псевдоним автора газетных статей и исторических очерков Г. В. Губарева.

ГАВРИЛОВ Иван Кузьмяч (дон.) — рожд. 1886 г. ст. Нагавской. Участвовал в Пер­вой Мировой войне и в борь­бе за Дон; От 1920 г. нахо­дился в эмиграции и до конца оставался горячим каза­чьим патриотом. Иногда пе­чатался в нац. прессе. Умер 27 апреля 1962г. и погребен на кладбище г. Труа (Франция).

ГАВРИЛОВ Михаил Иванович (дон.) - рожд. 1916г., ст. Нагавской, сын предыдущего и очень талантливый казачий поэт. В эмиграцию попал десяти лет, переживши на Дону голод 1922 г. Учил­ся в русской гимназии в Со­фии (Болгария), а после пе­реехал с отцом во Францию. Печатается во многих каза­чьих изданиях и завоевал симпатии читателей исклю­чительно - казачьей темати­кой произведений, проникнутых искренней любовью к потерянной родине, сердеч­ностью настроений, звучной Рифмой и гармонической простотой слога.

ГАДЯЦКАЯ УНИЯ - проба превращения двуединой польско-литовской Речи По-сполитой в триединую рес­публику польско-литовско-казачью. Договор в Гадяче, подписанный 6 сентября I658 г. представителями польско-литовской короны, с одной стороны, в Иваном Выговским, гетманом Войска За­порожского в обеих сторон Днепра, с другой стороны, устанавливал присоединение казачьей Гетманщины к Речи Посполитой на тех же осно­ваниях, на каких по Люблин­ской Унии в 1569 г. произо­шло соединение Литвы и Польши. По его смыслу дол­жна была народиться феде­рация трех равноправных на­родов. Раньше Хмельницкий и Казаки ничего другого и не желали. Они полностью довольствовались условиями Зборовского договора от 8 августа 1649 г. Но после но­вой кровавой борьбы с Поляками, после Переяславско­го договора - своеобразной персональной унией с Московией, Гадяцкий договор пришел слишком поздно. Он был утвержден Польским Сеймом в 1659 г., но оказал­ся лишь бумажным актом. Казачий край на Днепре на­ходился в центре противопо­ложных интересов трех со­седних держав: Польши, Рос­сии и Турции. Каждая из этих стран претендовала на казачьи земли и старательно разрушала всякую попытку соглашения Казаков с двумя другими. В этом споре выиграла Москва. Договор в Гадяче не был проведен в жизнь и остался для истории только показателем политических чаяний одной из казачьих партий той эпохи.

ГАЙДАМАКИ - повстанцы из крестьян, грабившие и убивавшие в восемнадцатом столетии польских помещиков на Правобережной Украине. Годы наиболее интенсивной деятельности Г-ков: 1735, 1754,1750 и 1768 (Гон­та и Железняк).

ГАЙТАН — шнурок для на­тельного креста или ладанки.

ГАЛАЕВ Петр Андреевич (тер.) — род. в 1879 г, ст. Но­во-Осетинской; войсковой старшина. Учился во Влади­кавказском реальном учили­ще и из пятого класса по­ступил в Новочеркасское юн­керское училище, из которо­го тогда выпускали со зва­нием подхорунжего. Окон­чив его. Г. от 1890 г. состо­ял в кубанском пластунском батальоне. После производ­ства в офицеры переведен в 1-й Лабянский каз. полк, а из «льготы» направлен во 2-ой Черноморский каз. полк, с которым вышел на фронт Первой Мировой войны. В 1918 г. возвратился на Ку­бань в чине войскового стар­шины я одним из первых умел собрать около себя отряд из офицеров численностью в 500 человек, с которым начал борьбу против большевиков, наступавших на Екатеринодар. Руководил сражением под Энемом и способствовал разгрому крас­ной гвардии, но в конце боя пал от неприятельской пули 24 января 1918 г.

ГАЛАНЕВИЧ Василий Михайлович (куб.) — род. 20 декабря 1886 г. ст. Тенгин-ской; полковник. В 1908 г. из Виленского военного учи­лища, с производством в чин хорунжего, вышел в 6-й пла­стунский батальон, в рядах которого проделал Первую Мировую войну с долговре­менной командировкой в штаб 2-й армии. После борь­бы за Казачий Присуд, от 1920 г. был эмигрантом в Югославии, где шесть лет прослужил в техническом от­делении штаба 1-й Сербской армии и получил право на производство строительных работ. Выполнял их. как ча­стный предприниматель-под­рядчик. Став состоятельным человеком. Г. поддерживал материально фонды создан­ные Кубанским атаманом. Во время Второй Мировой войны он состоял при атамане на должности штаб-офицера  для особых поручений. Умер в санатории для туберкулезных в Гаутинге 6-го декабря 1947 г. и погребен на кладбище городка Фельдмохинг (Бавария).

ГАЛМАТ - плохой человек, ненадежный.

ГАЛЬМОВАТЬ - сдержи­вать движение, тормозить.

ГАМАЛИЙ Василий Дани­лович (куб.) — рожд. 1886 г.; полковник, прославившийся рейдом через всю Персию вдоль турецкой границы до Мессопотамии в 1916 г. На­чал службу вольноопределя­ющимся 2-го разряда в 1-м Черноморском полку. Отбыв срок в полку, по экзамену принят в Оренбургское юн­керское училище, из которо­го в 1911 г. хорунжим вы­шел в 1-й Уманский каз. полк. Будучи сотником, во время Первой Мировой вой­ны, добровольцем принял за­дачу командования установить живую связь Русских с Англичанами на берегах р. Тигр. Вышел 27 апреля 1916 г. с сотней Казаков Уманского полка. Через горы и ущелья, укрываясь от Турок и Персов в 10 дней дошел до г. Басра, где и встретил Англичан. Здесь он награж­ден английским военным кре­стом и возвратился к исход­ному пункту в г. Керманшах 1-го июня того же года. За боевые отличия в Русской армии награжден орденом св. Георгия и Золотым оружием. Во время борьбы за Казачью Идею, командовал 2-м Ка­бардинским полком, а потом кубанской бригадой — Уманцами и Корниловцами. В 1920 г. эвакуирован раненным из Крыма в Константинополь и по излечении ос­тался в эмиграции. Прожи­вал во Франции, от 1948 в США, где скончался от рака в 1956 г.

ГАМАН. ГАМАНЕЦ - кожаный мешочек для денег, кошель.

ГАРДАЛ - сарептская гор­чица, крепкая муштарда.

ГАС - керосин, тоже - фатажеи.

ГАЧИ - задние ноги мед­ведя.

ГЕЙМАН Александр Алек­сандрович (куб.) - род. 26 августа 1866 г., ст. Гейманов-ской; генерал-лейтенант. От двадцатилетнего возраста, по­сле производства в чин хо­рунжего. всю долгую воен­ную службу провел с кубан­скими пластунами. Во время Первой Мировой войны, ко­мандовал 2-м Кубанским пластунским батальоном и 2-й Кубанской пластунской бри­гадой, во время борьбы за Казачью Идею. В 1918 г. под Майкопом между гор, на од­ном из казачьих хуторов об­разовал повстанческий центр, куда стали собираться Каза­ки, готовые к бою с красны­ми. С ними помог Кубанцам овладеть Майкопом. На Ку­бани ген. Г. был одним из редких в то время старших казачьих начальников, под­держивавших Кубанскую Ра­ду в борьбе с Деникиным за отдельную Кубанскую ар­мию. Находясь от 1920 г. в эмиграции, он, не в пример другим генералам, был лоялен по отношению к национальному порыву Вольных Казаков и печатался в их бо­евом журнале «Вольное Ка­зачество». Среди Казаков-эмигрантов в Югославии он слыл за блестящего знатока казачьего прошлого, был за­нимательным рассказчиком и выделялся своей культур­ностью. На темы о казачьем мирном и военном быте он напечатал много рассказов также в журналах «Казачья Думы», «Казачий Путь», «Пути Казачества». Болел астмой и умер очень нужда­ясь, на койке сербского стар­ческого дома города Великая Кикинда в 1959 г.

ГЕРАСИМЕНКО Николай Поликарпович (куб.) — род. ок. 1890 г., ст. Динской; под­хорунжий. Участник Первой Мировой Войны и борьбы за Казачий Присуд в гг. 1918 —20. Ушел в эмиграцию и умер 1-го марта 1954 г. в г. Осиек (Югославия).

ГЕРАСИМОВ Александр Константинович (дон.) — рожд. 1888 г; полковник. В 1910 г. из Новочеркасского казачьего училища, с произ­водством в хорунжие, вышел на службу в 17 Дон. каз. полк. Участвовал в Первой Мировой войне. В борьбе за Дон (1918—20) был команди­ром полков и бригады. Бу­дучи эмигрантом от 1920 г.. умер в Париже 20 марта 1957г.

ГЕРБ - эмблема государства, организованного общества города, или знатного рода. Г. напоминает о предании, связанном с их историей или символически воспроизводит какое либо основное местное свойство. Изображения гер­бов раньше помещались на щитах и латах рыцарей, а те­перь - на знаменах и на пе­чатях. Ввиду того, что поль­зование эмблемами подобно­го рода позаимствовано из рыцарских обычаев Запада, название Г. производят от  германского «ерб» — «наследие».

В 1918 г., после провозглашения независимости Дона Войсковой Круг постано­вил заменить прежний областной герб новым государственным: на голубом щите - изображение белого оленя пронзенного черной стрелою. Это была древняя казачья эмблема и напоминание о местном предании с первых веков н. э. (см. Елень прон­зен стрелою). Кубанская Законодательная Рада утверди­ла свой Г.: на малиновом щите сторожевая вышка и около нее вооруженный Казак. Терцы приняли щит синего цвета с булавой - насекой в левом верхнем углу. В других Казачьих Войсках новые г-бы не установлены и на печатях остались прежнее - областные и губернские.

ГЕРБЕРШТЕЙН Сигизмунд — австрийский 6apoн (1486-1566). В гг. 1517 и 1526, был послом Германского императора в Московии. Свои впечатления описал в трак­тате «Rerum Moscovitorum Commentarii», где вспоминает Пятигорских Черкас, христи­ан, говоривших на славян­ском языке и в его время проживавших и а Кавказе: «Этот народ, надеясь на не­приступность своих гор, но оказывает послушания ни Туркам, ни Татарам. Русские утверждают, что это христи­ане, что они живут незави­симо по своим собственным законам, а церковную служ­бу выполняют по греческому обряду на славянском язы­ке. которым они собственно, и пользуются главным обра­зом в жизни».

ГЕТМАН - принятый у По­ляков в старину, титул глав­нокомандующего. Они счи­тают, что это слово произо­шло от германского hauptmann. Должность Г-на, как постоянного командующего шляхетской милицией (посполитым рушением) и наем­ными войсками, учреждена в Польше с концом XV в. В 1521 г. учрежден пост его заместителя. Г-на »надворного» или «польного» (полево­го). Такие же два Г-па су­ществовали в В. княжестве Литовском. По их примеру Запорожские Казаки, про­живавшие в Поросье и в Посулье, на окраинах Речи Посполитой, от 1576 г. стали избирать и своего Г-на, во­енного вождя и представи­ли казачьих интересов у Польско-литовского короля. Ригельман говорит насчет его полного титула: «Гетман ма­лороссийский пишет себя «обеих сторон Днепра Вой­ска Запорожского», а не пи­шется - низового, а кошевые пишутся «Славного Войска Запорожского Низового». На портрете Богдана Хмель­ницкого, написанном в XVII в., надпись: «Зиновий Бог­дан Хмельницкий гетман Войск Запорожских и обоих сторон Днепра».

От 1651 г. после Пере­яславского договора Г-н ы Диепровких Казаков под­чинялись московским царям непосредственно. Должность и звание Г-на в России уп­разднены указом от 10 ноя­бря 1764 г.

ГЕТМАН СЕВЕРСКИЙ - так называют гетмана Демья­на Многогрешного Низовые Запорожцы в некоторых сно­шениях 1670 г. От времени Переяславского договора правители казачьего Средне­го Днепра титуловались: «Его царского величества гетман Войска Запорожского и обе­их сторон Днепра»; однако власть их первое время распространялась только на не­которую часть левого берега вместе с Севером Сульским и без всякого влияния на дела коренного Запорожья; поэтому то Сичевой Кош резонно признал официаль­ный гетманский титул не отвечающим истинному по­ложению вещей и переделал его в форму Г. С. Но такая перемена не пришлась по вкусу московским политикам и потому, что новый титул суживал область гетманской власти ее фактическими границами, границами Гетманщины, подчинившейся Московскому царю, и тем перечеркивал возможность формалъных притязаний Москвы на всю землю населенную Запорожскими Черкасамн от  Конотопа до берегов Черного моря. Поэтому в Сичь пошел такой ответ: «Да вы же пишете и нам, к великому государю, н нашему царскому величеству, в листе своем. нашего царского величества гетмана Демьяна Игнатовича гетманом Северским, а по прошению всего, нашего царского величества, Войска Запорожского и по нашему царского величества указу, и по войсковому праву, обран он сей стороне всего Войска Запорожского гетманом и о том к вам на Кош по указу нас, великого государя, нашего царского ве­личества, писано (....) и впредь бы вам нашего царского величества гетмана Демьяна Игнатовича писать гетманом Запорожским, а не Северским и пребывати с ним и со всем Войском Запорож­ским в любви и совете, и нам, великому государю, на­шему царскому величеству служити». Заключительные слова подчеркивают сокро­венный смысл этого дипло­матического акта.

ГЕТМАНЩИНА - южная и юго-восточная окраина В. княжества Литовского, от 1569 г. по акту Люблинской Унии присоединенная к Речи Посполитой. До этого года Г. была населена почти иск­лючительно Запорожскими Казаками, которые подчиня­лись своему выборному ата­ману, и через него Польско-литовскому королю. Это пограничье древней Руси, до татарского завоевания в 1210 г., находилось во владении Черных Клобуков—Черкасов. В 1506 г.. декретом в. князя Литовского Сигизмунта 1-го эта полоса земель передана, отколовшимся от ханов Казакам Крымской орды, которые с того времени стали, именоваться Запорожскими Казаками. Наиболее значительные города Г-ны: Брацлав, Умань, Винница, Чигирин, Черкасы. Корсунь. Канев, Трехтемиров, Миргород, Полтава, Нежин, Конотоп и последняя ее столица — Батурин. Запорожский Низ Г-не не причислялся, потому  что власть гетмана на него не распространялась. Иногородние появились в Г-не только в конце XVI в. после присоединения ее к Речи Посполитой. В отличие от Казаков с их атаманами, они подчинялись своим войтам, польским старостам и владетельному феодалу, который именовался «киевским воеводой». После шестилетней войны с Поляками, Казаки Г-ны по Переяславскому до­говору 1654 г. признали вер­ховную власть Московского царя, но в результате после­дующих войн, от нее отдели­лась ее правобережная часть. По Андрусовскому договору 1667 г. она осталась в грани­цах Речи Посполитой. После этого значительная часть ка­зачьего населения (Запорож­ские Черкасы) покинула край, уходя на Сичевой Низ, на Донец и Дон. На протяже­нии XIX в. почти все Казаки переселились из Г-ны в ку­банские и терские станицы, а семьи, оставшиеся на ме­стах, смешались с Украинца­ми, хотя в некоторых случа­ях продолжали по паспортам считаться «полтавскими Ка­заками».

ГЕТМАНОВ Ефим Трофи­мович (куб.) -  рожд. 1897 г., ст. Спокойной; вольно-каза­чий общественный деятель я издатель. Окончил начальную школу; в 1916 г. посту­пил добровольцем в один из пластунских батальонов 4-й Кубанской бригады. За уча­стие в боях на Турецком фронте награжден Георгиев­ским крестом 4 ст. и возвра­тился на Кубань урядником. Во время борьбы за Казачью Идею служил в Кубанском Корниловском полку, во 2-м Партизанском конном и в Запорожском. До эвакуации из Крыма на остров Лемнос прошел длительный боевой путь. Три раза ранен и триж­ды контужен. За отличия в боях произведен в чин хо­рунжего.

Будучи эмигрантом, в Болгарии прослушал курс военной школы, организован­ной еще на Лемносе, для офицеров, произведенных за боевые заслуги. После этого некоторое время по контра­кту служил взводным в эс­кадроне болгарского полка. Переехав во Францию, прим­кнул к Вольно-казачьему Движению и, стремясь рас­ширить свои познания, за­кончил эмигрантскую техни­ческую школу в Париже. В гг. 1940—45 был парижским представителем газеты «Ка­зачий Вестник». По оконча­нии войны состоял членом редакционной коллегии в га­зете «Казачье Единство» и, наконец, в 1957 г. начал из­давать за свой счет ежеме­сячный ротаторный журнал «национальный, независимый демократический орган» того же названия. Издал брошю­ру: П. К. Харламов, «Каза­ки». Выпустил две ротатор­ных тетради своих воспоми­наний под псевдонимом «Войсковой старшина Тигинь». Как активный поли­тический деятель, был изо­лирован на остров Корсику во время приезда в Париж советского лидера Хрущева.

ГИБЕРКА - портниха, швея.

ГИК - боевой клик, атакую­щей конной лавы.

ГИЛЯРОВСКИЙ Влади­мир Алексеевич — потомок Запорожских Казаков; поэт, писатель, журналист. Родился 26 ноября 1853 г. в лесном хуторе Вологодской губ., где его дед с материнской сторо­ны Петр Иванович Усатый, Кубанский Казак, занимал должность управляющего обширным имением графа Ол­суфьева, отец Г-кого Алек­сей Иванович служил по­мощником своего тестя, а в 1860 г. получил место в Во­логодском губернском прав­лении. Юность Г-кого про­шла в Вологде. Он учился там в гимназия, но ее не окончил и от 18 лет начал скитаться по России в поис­ках приключений. Его био­графия изданная при соввласти, несколько смазана им самим, соответственно требо­ваниям эпохи. В ней он де­лает главный упор на свое бродяжничество, работу бур­лаком, крючником, табунщи­ком, циркачем,  актером, ре­портером и т. п.; говорит, что из юнкерского училища его уволили без производства в офицеры, а о службе в ка­зачьей части вспоминает лишь слегка. Однако, наши современники, его друзья — Казаки знали его как Кубан­ского Казака и офицера, принимавшего участие в войне с Турками (1877 г.) в рядах Кубанского пластунского батальона.

В своем творчестве Г. часто обращался к казачьим темам, написал поэмы «За­порожцы», «Стенька Разин», издал книжку стихов «Казаки». О себе говорил:

Я рожден, где сполохи играла,

Дон и Волга меня во­спитали,  

Жегулей непролазная крепь,

Снеговые табунные дали,

Косяками расцветшая степь

И курганов извечная цепь.

Однако это стихотво­рение в его произведениях не помещено и сохранилось только в частном письме. Видно, условия жизни при соввласти научили его хит­рить и казачьим происхож­дением не афишироваться.

Зрелые годы жизни Г. провел в Москве, работая ре­портером газет «Московский Листок», «Русские Ведомо­сти», «Русское Слово», «Рос­сия», «Русская мысль» и др. Одно время сам издавал «Листок Спорта», имел кон­тору объявлений и органи­зовал «Русское гимнастиче­ское общество». Во время Первой Мировой войны, из­дал три книжки патриотиче­ских стихов. Проживая в Москве, он приобрел обшир­ные знакомства и, благодаря словоохотливости и неисся­каемому остроумию, стал же­ланным гостем на семейных торжествах именитого купе­чества. Дружески встречали его в своем Собрании и офи­церы 1-го Дон. каз. полка. В 1896 г. он присутствовал на прощальном обеде в честь, выходящего «на льготу», сот­ника 3. А. Алферова и про­читал посвященное ему сти­хотворение:

Путь счастливый!

Отвези ты

Дону Тихому поклон

И скажи, что не забыты

Мной ни степь, ни Вольный Дон.

Не забыта в дни невзгоды,

От родных вдали земель,

Эта родина свободы

И героев колыбель.

Обновись душой усталой,

Степи воздухом вздохни

И скажи: «боец удалый

Коротает мирно дни

В суете столицы скучной,

 Мелочной заботы полн,

Где не слышно песни звучной,

Где не слышно плеска воли.

Где болит душа от стона

Обездоленных людей,

Не видавших воли Дона

И не знавших тех степей.

Умер Г. в Москве 2-го октября 1935 г.

Не считая многочисленных репортажей и журналь­ных статей, вышла в свет двадцать одна его книга. На­иболее значительные из них: «Трущебные люди», «Нега­тивы». «Были». «Шутки», «Москва и москвичи», «Моя скитания», «Записки москви­ча», «Друзья и встречи», «Люди театра», «На жизнен­ной дороге»; и книги стихов: «Забытая тетрадь», «Казаки», «Грозный год», "Стенька Разин».

ГИРКАНСКОЕ МОРЕ - древнее название Каспийско­го моря.

ГЛАВНАЯ ВОЙСКА -до покорения Дона Петром Пер­вым, так называлась казачья армейская группа, сосредоточенная в Старом городе Чер­касском. Тут же квартира я управление Войскового ата­мана, "Войсковая Изба", склады пороха, свинца, ядер и продовольствия. Для полнения Г. В-ки все поселе­ния я городки «верстались» в известной части своих мужчин способных носить оружие. В зависимости от требований момента, это мо­гла быть и десятая часть сил каждой станицы, и четверть, и третья часть (третчина) я даже половина, когда свер­стались пополам», каждый второй боец. При таком бо­льшом напряжении в город­ках, для защиты от степных кочевников оставалась толь­ко другая половина боеспо­собных мужчин.

Г. В. и станичные опол­чения вместе составляли все Великое Войско Донское. Ввиду того, что в Г. В-ске находились представители всех донских поселений, по­становления Кругов, собран­ных из его бойцов, были обя­зательны для всего Дона. Чи­сленность Г. В-ски зависела от обстановки на турецко-татарской границе и от бое­вых планов самих Казаков. Она колебалась от 6-ти до 12-ти тысяч бойцов и состояла из кpeпостной пехоты, моряков (судовая войска), пушечного наряда и конницы. Г. В. вела непрерывную разведку степи и татарских  тылов, в случае нужды обороняла подступы к Дону и посылала отдельные отряды на помощь донским городкам, осажденным кочевниками. При Г. В-ске организовались сухопутные и морские вооруженные предприятия.

ГЛАВНОЕ НАРОДНОЕ УЧИЛИЩЕ - от 1790 г. новое название Войсковой Латинской семинарии, основанной в городке Черкасске Старом в 1748 г.          

ГЛАДКИЙ - полный, упитанный, жирный.          

ГЛАДЫШ - куриное яйцо.

ГЛЕНОВСКАЯ (уссур.) - станина на Уссури.

ГЛИВЕНКО Константин Гаврилович (куб.) - рожд. 1860 г.. ст. Пластуновской; участник многих войн и борь­бы за Казачий Присуд в гг. 1912—20; умер эмигрантом 22 февраля 1940 г. в гор. Шабце (Югославия).

ГЛИНКА С. Н. - педагог и автор произведений в рус­ском патриотическом духе. К. С. Сербинович (Воспоми­нания о Н. М Карамзине) рассказывает о встрече с ним в 1825 году. «Видел в пер­вый раз Сергея Николаевича Глинку. Говорили о Москве и о том, как Глинка завел там пансион для образования детей донских офицеров; сам обучал их, знакомил с московскими памятниками истории и отечественной войны и как, однако ж, не посчастливилось ему примениться к их донской натуре;  как дети нажаловались на него отцам своим; - отцы же,   нагрянув на пансион в один прекрасный день, отобрали от него детей и мигом разрушили его патриотическое  заведение. Глинка называл это неприятное происшествие «Донским разгромом».

ГЛУХАРЬ - деревянный бубенчик большого размера;  вешается на шеи коров, пасущихся в зарослях.         

ГЛУХАЯ СПЕНЬ (некр.) - полночь.

ГЛУХОВ Роман Андреевич (терск.) -  рожд. 1890 г., ст. Ессентукской; сотник. На фронт Первой Мировой войны вышел вахмистром учебной команды, за боевую доблесть награжден Георгиевскими крестами и медалями всех четырех степеней и произведен в чин прапорщика. Полк послал его своим делегатом на Терский Войсковой Круг, собравшийся после революции 1917 г. Весной следующего года взят из дома большевиками и заключен в пятигорскую тюрьму, но вскоре освобожден повстанцами и ушел с ними в горы. Когда Пятигорский отдел был очищен от красных, родная Ессентукская станица избрала своим атаманом. В 1920 г., отступая с Казаками, прошел горными дорогами в Грузию, а оттуда эмигриро­вал в Европу и в США. От 1926г. проживал в Нью-Йор­ке, принимал участие в ка­зачьей общественной жизни и умер 62 лет отроду.

ГНУС - болотная мошкара.

ГОБИТЬ (некр.) - прятать про запас, накоплять: «а она все гобить. У нее и так в рундуке много всякой гобины».

ГОДОК - сверстник, одного года рождения.

ГОЛОВАТЫЙ Антон Андреевич (1732-1797) - Войско­вой судья общины Черно­морских Казаков и их тре­тий атаман на Кубани. Происходил из заслуженного старшинского рода Запорож­ских Казаков, учился в од­ной из школ Киевского Брат­ства. По окончании школы ушел на Сичевой Низ и за­числился в Кущевский ку­рень рядовым молодиком. Пройдя положенное обуче­ние и боевое испытание, он стал полноправным «товари­щем» сичевого братства. Тридцати лет выдвинут на пост куренного атамана и не раз с успехом водил Казаков на Турок и Татар. Ог 1764 состоял на выборной долж­ности Войскового писаря. Во время падения Низовой рес­публики и разгрома Запо­рожской Сичи он находился в петербургской делегации вместе с Сидором Белым. В 1787 г. Г. оказался в числе смирившихся Запорожцев и выступил с казачьим полком против Турок, совместно с русскими войсками. Как бо­евой командир, полковой старшина Г. со своими людь­ми неоднократно доказали, что они достойные потомки своих славных предков - За­порожцев. Он получил от императрицы чин армии пол­ковника и ордена св. Георгия и св. Владимира. После вой­ны он остался в общине «верных Казаков», прожи­вавших теперь вдоль берега Черного моря между Южным Бугом и Днестром, а потому получивших назва­ние Черноморских. Здесь Г. был избран на пост Войско­вого судьи. Кроме этого, как мудрого дипломата, Черноморцы уполномочили его хо­датайствовать перед царицей о выделении для б. Запорож­цев каких либо новых земель.

Ходатайства Черномор­цев, в конце концов, увенча­лись успехом. Взамен за ото­бранные спчевые владения, императрица согласилась пе­редать им в вечное владение степи Приазовья; Черномор­цы получили дарственную грамоту на остров Фанагорию с окрестностями, кото­рые простирались от реки Кубани до речки Ея.

25 августа 1792 г. Вой­сковой судья Г. высадпл на берегу Таманского полуост­рова первую партию Черно­морских Казаков. После это­го он до самой смерти спо­собствовал благоустройству их жизни в этой древней колыбели казачьего рода, оставался ходатаем по всем делам перед русскими властями и постоянно заменял в сношениях с ними прямолинейного и не привыкшего к дипломатическому обращению кошевого атамана 3. А. Чепигу. При его посредстве устранены препятствия к переселению на Кавказ казачьих остатков с Днепра, из Екатеринославского наместничества, образованного на землях Сичи. Он помогал распределять юрты для посе­лений, строить школы и цер­кви. составил, принятое рус­ской властью, Положение об устройстве Черноморского Войска, которое известно под названием «Порядок общей пользы». Вместе с тем ему иногда приходилось и полки вести в бой. Так он стоял во главе казачьей греб­ной флотилии на Каспийском коре во время русского по­хода на Персию в 1796 г. В начале следующего года по­сле смерти Чепиги, Черномор­цы провозгласили его своим атаманом, но Г. пробыл на этом посту всего несколько дней и скончался 29 января 1797 г.

ГОЛОВИНСКИЙ Григо­рий Александрович (куб.)— рожд. 1880 г., ст. Ново-Кор-сунской; есаул. После Первой Мировой войны и борь­бы за Казачий Присуд ушел в эмиграцию. Умер 12 ноя­бря 1954: года в Белграде (Югославия).

ГОЛОД - в 1922 г. на каза­чьих землях явился резуль­татом недавней войны и хо­зяйственной разрухи. В 1933 г. он повторился снова в об­ластях наиболее изобильных на Дону, Кубани и на Ук­раине, но уже созданный искусственный, как мероприя­тие соввласти для торжества сплошной коллективизации. Введенный недавно колхозный строй не был по душе земледельцам, они работали, как и всякие батраки, без особенного старания и кол­лективные хозяйства влачили жалкое существование. Но государство накладывало на них натуральнее подати, не считаясь с состоянием зерновых запасов в колхозах. В 1932г. план заготовок в южных областях предусматривал поставки зерна в количестве превышавшем фактический урожай. Партийное начальство требовало его полного выполнения и власть на местах через своих активистов отобрала у жителей весь хлеб. «Бригады но хлебозаготовкам четыре месяца ходили из хаты в хату искали припрятанный колхозниками хлеб.

Железными щупами кололи землю, стены, искали хлеб в колодцах... В мешечках и узелках свозили килограмми зерно в сельсоветы, а здесь водружали красное знамя и, оторванные от голодных ртов, крохи везли «красным обозом» на переполнен­ные зерном государственные склады. В коренной России; т. е. в центральных областях          жители не чувствовали недостатков. Мало испытывали их и жителя южных городов. «Рабочие и служащие получали паек, хотя и скудный, но все таки не дающий им умереть с голоду. Они же имели по четверти гектара огородов с которых не бралось поставок. А производители хлеба — крестьяне не только не получали пайка, им не только не оставляли какого то минимума продуктов, а наоборот, они все еще были должниками государства по невыполненному плану хлебозаготовок.        Они жевали кору, все стало        съедобным. Кошки и собаки            исчезли из сел, кочаны кукурузы без зерна перемалывались на муку, макуха считалась «шоколадом», пустые желудки набивали шелухой проса, эрзац желудевого кофе, много лет стоявший на        полках лавок, единственным недефицитным товаром, был раскуплен и съеден. Из перетертого сена пекли зеленые коржи. Ходили с опухшими лицами н ногами по селу, искали пищи. Дети оставив           умерших и умирающих родителей. разбрелись по белу    свету». Предприимчивые горожане начали производство колбас из человеческого мяса. Жители станиц прорывались через кордоны в города,            умирали на улицах и лежали тушами. «В феврале 1933 г. Сталин распорядился выдать украинским колхозам 150 тыс. центнеров овса и ячменя, для подкормки рабочих лошадей, под специальную партийную ответственность, что этот фураж... не съедят люди». Ручавшийся партуполномоченный и возглавление кол­хозов получали на свои се­мьи обильные пайки из закрытых распределителей». Таким образом, юбилей «торжества коллективизации», по существу, является годовщи­ной небывалого голода на Украине и в Казачьей Земле, где во многих местах погиб­ло около половины населе­ния, а много разбрелось по стране, особенно в центральные русские области, кото­рые не переживали таких трагических дней. (Выдерж­ки из статьи Ю. Мишалова, Родимый Край №Ф47).

ГОЛОЩАПОВ Николай Иванович (куб.) - род. 1 октября 1878 г., ст. Ладожской, генерал. В офицерский чин произведен после окончания Ставропольского юнкерского училища; служил в казачьих частях и во время Первой Мировой войны награжден Золотым оружием и орденом св. Георгия 4 ст. Эмигриро­вал в 1920 г., сотрудничал в монархических изданиях и составил руководство «Раз­ведчик». Умер 4 января 1963 г. в г. Сан-Пауло (Бразилия).

ГОЛОЩЕЧИНА - обна­женное песчанное место на пойменном заливном лугу.  

ГОЛУБЕЦ - фамильный склеп с часовней на старочеркасском кладбище.

ГОЛУБОВ Николай Матвеевич (дон.) - рожд. 1881 г.,  ст. Новочеркасской; войсковой старшина, артиллерист, мятежная душа; в эпоху борьбы за Казачий Присуд сыграл гнусную роль предателя. Учился в Донском кадетском корпусе, который окончил в 1899 г. С юных  лет отличался неуравновешанным, порывистым и буйным характером, учился не­важно и часто подвергался наказаниям за дикие шалости и нарушения дисципли­ны. В 1902 г. из Михайлов­ского артиллерийского учи­лища выпущен хорунжим в 3 Дон. каз. батарею. Молодым офицером со страстью увлекался скаковым спортом; на своем вороном жеребце «Сант-Яго» часто приходил первым во время состязаний и получил несколько призов.

В начале Русско-япон­ской войны перевелся в 19 Дон. каз. полк и доброволь­цем ушел на фронт. С ко­мандиром полка не ужился и был откомандирован в 26 Дон. каз. полк. Тут приоб­рел репутацию одного из лучших офицеров-разведчи­ков, но вскоре стал знамени­тым и по скандалам в хар­бинских притонах. После войны ему пришлось уйти в запас, как говорили, из за редакции расписки в получении боевого ордена: «Орден в память поражения русских армий Японцами получил».

Оказавшись вне строя Г. поступил в одну из выс­ших школ г. Томска. Здесь его буйная натура вскоре проявилась в избиении редактора местной газеты за непочтительный отзыв о дон­ских институтках. В студен­ческой среде он впервые оз­накомился с идеалами рус­ского революционного движения и они нашли какой то отклик в его мятежной душе, несмотря на то, что он оставался патриотом и вни­мание оказанное ему госуда­рем ценил очень высоко. Противоречия подобного ро­да находили место во мно­гих его жизненных правилах и поступках.

Во время Балканской войны 1912 г. он оказался добровольцем в Болгарской армии, командовал батареей и награжден военным кре­стом, который демонстратив­но вернул Болгарскому царю, после выступления Бол­гарии по стороне врагов Рос­сии в 1914 г. Во время Пер­вой Мировой войны сотник Г. снова зачислился в кон­ницу, а не в артиллерию. Состоял в 27 Дон. каз. полку, отличался исключительной храбростью. Говорили о нем, что он никогда не ложился под обстрелом противника, был ранен 16 раз пулями и соколками снарядов, вел себя по братски с рядовыми и независимо с начальством. Может быть, благодаря это­му постоянно запаздывал с продвижением в чинах, что его весьма возмущало.

Февральская революция застала Г-ва в Новочеркасске на излечении очередного ра­нения. Человек стихии, азартный игрок во всех проявле­ниях, он с полным рвением включился и в политическую деятельность. Неизвестно, стал ли он членом какой ли­бо партии или руководство­вался личными склонностями и побуждениями. Во всяком случае, он провозглашал идеи крайние, которые пришлись по вкусу малому количеству Казаков, но зато делали его своим человеком у солдат запасного полка. Попав пред­ставителем казачьего гарни­зона на первый Донской Круг, он выступал с теми же идеями и оттолкнул от себя солидных и умеренных во взглядах «стариков». В рез­кой и активной оппозиции по отношению к законной донской власти проявлялась его деятельность во время атамана А. М. Каледина. Трудно предполагать в нем искреннего сторонника боль­шевиков. Чего он хотел, не выяснилось до конца его дней. Вернее всего, в его дей­ствиях нашла отражение ос­новная установка его хаоти­ческой натуры: оппозиция ради самой оппозиции. При весьма своеобразных пред­ставлениях о чести, о доблести, он готов был рисковать, идти против течения при любых обстоятельствах, бы­ло ли это на поле битвы или на арене политической. За подрывную деятельность в пользу русских революцион­ных идей он был арестован по приказанию Заместителя Донского атамана М. П. Богаевского. Но давши обеща­ние уйти от всякой полити­ки и по ходатайству Поход­ного атамана ген. Назарова, вскоре был выпущен с гаупт­вахты. Освободившись, Г сразу же скрылся в ст. Ка­менскую. стал во главе войск Военно-революционного ко­митета, способствовал гибели есаула Чернецова и разгрому его партизанского отряда. Потом, ведя пропаганду сре­ди остатков некоторых пол­ков, убедил их в необходи­мости присоединиться к его отряду, хотя бы для того, чтобы занять Новочеркасск раньше красногвардейцев и матросов. Например, 10 Дон. каз. полк присоединился к нему по причинам скорее патриотическим. Сохранив­шийся от демобилизации и верный правительству, полк еще недавно защищал свои станицы от налетов красной гвардии. Но Г. сумел убедить рядовых и офицеров, что Донское правительство так или иначе падет, а если в Новочеркасск ворвутся первыми матросы, то они там не оставят камня на камне. После этого полк вместе с офицерами примкнул к его отряду, с ним вместе завял и донскую столицу и, действительно, не давал разбушеваться красным, пришедшим на следующий день. Новочеркасск потерял много офицеров, расстрелянных матросами, но он потерял бы много  больше, если бы жители и их дома не находили защиту у голубовцев. Расмотревшись в обстановке, Казаки не дали большевикам расстрелять офицеров, арестованных на гауптвахте. Погибли только взятые в первый день, среди них атаман Назаров и с ним шесть генералов и штаб офицеров. Красная гвардия распоряжалась в городе не больше двух-трех суток. В дальнейшем дежурные сотни голубовцев решительно пре­пятствовали арестам и грабежам до тех пор пока крас­ногвардейцы не ушли из го­рода. Когда Г. появлялся в общественных местах, его тотчас же окружала толпа просителей и если он не ру­ководствовался личными ан­типатиями и был в состоя­нии помочь, то помогал. В некоторых случаях разрешал Казакам укрывать в своих рядах честных офицеров. На улицах города постоянно во­зникали столкновения меж­ду солдатами революции и голубовцами.

Через неделю красная гвардия расстреляв атамана Назарова я др. передвину­лась дальше, унося в душе злобу я недоверие к «революционным» Казакам и их командиру. Разделял с ними те же чувства и ростовский Исполнительный комитет. Для того, чтобы очиститься от подозрений в измене ре­волюции, Г. решил организо­вать набег на Сальскяе степи, найти там и разгромить пар­тизан Походного атамана П. X. Попова. Объявлен был поход и назначена погрузка в вагоны. Но Казаки считала свою миссию законченной. Ни у кого не было желания уг­лублять революцию иди го­няться по степям за своими же казачьими партизанами. Все хотели домой, а у мно­гих уже назревала мысль, что «чужую рвань» скоро прийдется с казачьей земли вы­рубать шашками. Голубовцы неохотно собрались на рампе и не спешили размещаться по вагонам. О настроениях от­ряда сообщили Г-ву, погруз­ка была отменена. Г. отпра­вился в ст. Великокняжескую с небольшим штабом, в на­дежде на помощь местных иногородних. И он не ошиб­ся в расчете: толпы добро­вольцев и доносителей по­могли ему разыскать и пле­нить М. П. Богаевского.

Перед рассветом 6-го марта 1918 г. Г. арестовал его в доме калмыцкого гелюна (священника) ст. Дениоовской. Он привез его в Новочеркасск и поместил на гауптвахту. Но торжества не чувствовалось в его докладе на гарнизонном собрании, не радовались его «успехам» и голубовцы. Рознь между ни­ми и ростовским красным центром росла и расширя­лась. Ростов требовал беспре­кословного повиновения от человека, не признававшего никаких авторитетов, не пе­реносившего никакого под­чинения. По прежним обыкновениям азартного игрока и очевидно, по личной инициативе Г. устроил выступле­ние М. П. Богаевского, пла­менного Донского Златоуста, перед казачьим гарнизоном Новочеркасска, позволив ему говорить свободно больше трех часов. И его речь была принята слушателями, как призыв возвратиться на путь истинных казачьих интере­сов, против успевших надо­есть пришельцев с их заман­чивыми лозунгами и оттал­кивающими действиями. В настроениях гарнизона стала проявляться подлинная контрреволюция.

Собрание происходило в присутствии комиссара Ла­рина и тот не преминул до­нести обо всем в Ростов. Отряд и его командир поте­ряли всякую видимость ре­волюционности. На требование выдать пленника Г. от­малчивался. Потребовали его самого для доклада, он не поехал. И тогда, 27 марта ут­ром, по улицам Новочеркас­ска загремели броневики красной карательной экспе­диции. Казачий «революци­онный» отряд разбежался по окрестностям. Сам Г. и с ним тридцать человек 29 марта появились в ст. Заплавской. Ему разрешили выступить с речью в станичном правле­нии. Он начал с призыва к восстанию против большеви­ков, но станичники потребо­вали от него оправданий в его предыдущих поступках, в смерти партизана Чернецова, в смерти атамана Наза­рова и всех, расстрелянных по его вине Казаков. Его слу­шали в течении четырех ча­сов и когда толпа была уже готова простить своему за­блудшему сыну его вины, один из присутствующих, студент Пухляков, тремя вы­стрелами из револьвера пре­кратил жизнь этому неисто­вому политикану. Уже мерт­вому посылали люди ему проклятия и благодарили его убийцу.

В истории Г. оказался вне симпатий какой либо русской или казачьей поли­тической группировки. Па­мять о нем сохранилась толь­ко как о Иуде-предателе.

ГОЛУТЬВА - в старину пренебрежительное обозна­чение на Дону бесхозяйст­венных Казаков, не спешив­ших возвратиться на родную реку и остававшихся на рус­ских окраинах до времени упразднения городовой и ста­ничной службы вдоль старой московской границы. Остав­шись безработными и много претерпев от местных общественных порядков, они уходили на Дон с ненавистью к русским правящим кругам и послужили наиболее надежным пополнением отрядов Степана Разина. В донских станицах они приобретали права равные со «старыми» Казаками, а защита Донца­ми «голутвенных новоприходцев» послужила причиной кровавой борьбы Казаков Булавина с войсками Петра Первого в 1707-8 гг. Она привела к окончательному покорению Дона.

ГОЛЫЙ Ананий (куб.) - коренной иногородний ст. Темнолесской; рожд. 1894 г.; служил в 79 пехотном полку и по время Первой Мировой попал в плен к Авст­рийцам; умер 5 августа 1917 г. и погребен в братской мо­гиле на кладбище г. Сомбора, обл. Бачка (Югославия).

ГОЛЫЙ Никита (дон.) - родился, по видимому, в станице Тишанской на Хопре; заклятый враг Москвы и сподвижник атамана К. А. Булавина; командовал круп­ным отрядом Казаков на Донце, но после смерти Бу­лавина отступил за Дон; ле­том 1708 г. взят в плен кон­ницей князя Долгорукого, после боя под станицей Решетовской и четвертован в Москве.

ГОНЧАРОВ Андрей П. (дон.) — ст. Березовской, хут. Исаева; в 1929 г. арестован ОГПУ и отправлен в ссылку без права переписки.

ГОРБ Федор Иванович (куб.) — родился 10 января 1908 г., ст. Старо-Минской, сын хлебороба Ивана Ильи­ча Г. и его жены Анны Яков­левны; трудолюбивый та­лантливый писатель. Окон­чив станичное двуклассное училище, стал помогать отцу в хозяйстве, но при кол­лективизации в 1929 г., вме­сте с раскулаченной семьей, выслан в Свердловскую об­ласть. Только через два го­да, после многих хлопот и ухищрений, ему удалось воз­вратиться на Кубань и до­биться восстановления в гра­жданских правах. Г. посту­пил рабочим на жел. дорогу и продолжал учение сначала в вечерней средней школе, а потом в Ростовском Гидро-Метеорологическом технику­ме. По окончании его полу­чил место на Белореченской метеорологической станции, откуда во время "ежовщины" предусмотрительно пе­ревелся в г. Куба (Азербай­джан). Однако, здесь, не со­вершив никакого преступле­ния арестован властью НКВД и сослан в Ухто-Ижемский лагерь на три года принудительных работ.

В. 1942 г. мобилизован из лагеря и выслан на Волховский фронт Второй Ми­ровой войны Через месяц оказался в германском плену, но как Казак был вскоре освобожден. По совету одного немецкого офицера попробо­вал описать для фронтовой печати голод 1933 г. и «лаге­ря смерти». Статья удалась и была помещена в рижской газете «Северное Слово» под заглавием: «Не забудем! Не простим!»

Окрыленный успехом, молодой писатель продолжал печататься в русских и ка­зачьих антисоветских изда­ниях, подписываясь псевдо­нимом «Федор Печорин». После окончания войны из­дал в Зальцбурге повесть «В горах Дагестана». Находясь от 1949 г. в США и работая на фабрике, Г. выпустил в свет ряд повестей и расска­зов под псевдонимом «Федор Кубанский»: «На приволь­ных степях кубанских (1955 г.)», «Черный ураган», три по­вести в одной книге (1957 г.); «На память», сборник рас­сказов 1958 г.); «Не забу­дем! Не простим!» по анг­лийски (1969 г.); «Орлы Зем­ли Родной», повесть (1960г.); «Степи привольные, кровью залитые», повесть (1962 г.). Та же подпись неоднократно встречается в газетах и жур­налах: «Новое Русское Сло­во». «Россия», «Новая Заря», «Общеказачий журнал», «Се­ятель», «Наша Страна». «Ни­ва», «Православный Вестник», «Свет», «Казак». «Ка­зачье Единство». В 1965 г. Ф. И. Горб рукоположен в сан иерея Американской Православной Церкви.

ГОРБЫЛЬ - разновидность рыбы-сазана; небольшой и как бы горбатый.

ГОРНЕЦ (некр.) - печной горшок.

ГОРОВОЙ ВЕТЕР  - на До­ну северный ветер.

ГОРОДОВЫЕ КАЗАКИ — казачьи общины, прожи­вавшие во многих погранич­ных городах Московии и выделявшие своих людей в полковую и станичную слу­жбы.

Первое отчетливое упо­минание о Г. Казаках отно­сится к 1502 г., когда Мос­ковский в. князь Иван III приказывал княгине Рязан­ской Агрипине: «Твоим слу­жилым людям и городовым Казакам быть всем на моей службе, а кто ослушается и пойдет самодурью на Дон в молодечество, их бы ты, Агрипина, велела казнити». Но, вероятно, к городовым мож­но причислить и тех Каза­ков, которых летописи и ак­ты от средины XV в. назы­вают Городецкими и Рязан­скими.

Вообще, русские лето­писи начинают замечать Ка­заков только через полвека после изгнания их Татарами с берегов Дона, т. е. с того времени, когда они, прийдя в себя на чужой земле, на­чали боевую службу князьям Рязанским и князьям Мос­ковским. Служба Г. Казаков с самого начала носила ха­рактер регулярный, а при Иване Грозном и полностью регламентирована специаль­ным уставом. Последнее ме­роприятие отделяло их от Казаков Вольных и Донских и привязывало к общим ин­тересам Московии. Из них «верстались» Казаки - дети боярские, Казаки - дворяне, Казаки—помещики, Казаки-однодворцы, Казаки -полко­вые и Казаки станичной сто­рожевой службы.

Г. Казаки назывались именем того города, в кото­ром проживали они сами и их семьи. Иногда от них вы­ходили добровольцы в стре­лецкие полки и в "опричные" отряды Грозного, но с другой стороны, в Городо­вые казачьи полка присыла­лись на исправление некото­рые провинившиеся моско­виты.

«Управление всеми Г. Казаками на территории го­сударства в XVI в. находи­лось в ведении Стрелецкого Приказа». «Стрелецкий При­каз набирал Казаков на слу­жбу и отставлял от нее, вы­плачивая денежное жало­ванье, перемещал по службе из одного города в другой, назначал в походы и являлся для Казаков высшей судеб­ной инстанцией. Через При­каз проходило назначение начальствующих лиц над Ка­заками (голов, сотников), ко­торые во время службы у Казаков также подчинялись Приказу». «Внутреннее уст­ройство Г. Казаков было та­ким же, как у городовых стрельцов. Казаки находились в «приборе» у своего головы, который и набирал их на службу. Казацкий го­лова непосредственно подчи­нялся городовому воеводе или осадному голове. Нор­мальный состав прибора ис­числялся в  500 человек. При­боры делились на сотни, ко­торые находились в «прика­зе» у сотников. Сотни в свою очередь подразделялись на полусотни (во главе с пяти­десятниками) и десятки (во главе с десятниками). Права и обязанности должностных лиц соответствовали функци­ям таких же должностных лиц у стрельцов». «За служ­бу правительство расплачи­валось с Казаками денежным жалованьем и земельными наделами, поселяя их преи­мущественно в пограничных городах. Размещенные по го­родам Казаки получали название того города, где были поселены». «Все сказанное от­носится исключительно к служилым Казакам, разме­щенным по городам. Сноше­ниями с Донскими и други­ми вольными Казаками, офи­циально не состоявшими на государственной службе, ве­дал Посольский Приказ». (Выдержки из книги А. В. Чернов, Вооруженные си­лы Русского государства в XV-XVII в.в.).

Во время Русской Сму­ты (1605—1615) большинство Г. Казаков выступило по стороне Лжедимитрия I и Лжедимитрия П. После из­брания на московский пре­стол Михаила Федоровича, многие из них ушли на Дон. Уходили постепенно на Дон и станицы терявшие службу в связи с преобразованием армии и отходом русских границ дальше на восток, за­пад и юг. Только от этого времени они и связывались с политической историей Донских Казаков. Прежнее население считало их «вер­ховыми» и «новоприходцами». Последние волны их переселения поглотила Кав­казская Линия, куда их ста­ницы принесли названия го­родов прежней службы.

22 июня 1822 г. издано Положение о городовых ка­зачьих полках в Сибири. Это были последние Г. Ка­заки, которые потом вошли в состав Сибирского, Семиреченского и Забайкальского каз. Войск.

ГОРЧУКОВ Мирон Афиногенович (дон.) — род. 28 августа 1873 г., ст. Кочетов-ской; педагог и обществен­ный деятель. Происходил из небогатой семьи и с малых лет обнаруживал живость характера и исключительные способности в науках. Пройдя курс Новочеркасской Ду­ховной семинарии, продолжал учение в Москве и блестяще закончил Духовную Академию. Сразу же принят преподавателем русского языка в средние школы Новочеркасска, сначала в Духовную семинарию, а потом в Платовскую гимназию и в военное училище. Перед революцией назначен директором гимназии в ст. Урюпинскую, а после нее - дирекгором Новочеркасского реального училища. От 1917 г. неизменно состоял депутатом Донского Войсового Круга всех его созывов и вместе с Кругом выехал за границу. В лагере интернированных па Лемносе организовал гимназию для взрослых. Продолжал педагогическую деятельность в Чехословакии, редактировал в Праге жур­нал «Тихий Дон» и состоял там же ближайшим помощником Донского атамана ген. П. X. Попова (1938-39 гг.). От 1949 г. проживал в США и последние годы жизни был профессором Духовной Ака демии при Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, шт. Нью-Йорк. Умер 10 августа 1952 г., похоронен там же на монастырском кладбище. Воспитанный в духе Рус­ского Православия, Мирон Афиногенович Г. оставался казачьим патриотом, высоко расценивал наши социальные отношения и их воплощение - «Основные Законы В. Войска Донского». Его труды по истории русской литературы хранятся в архивах монастыря.

ГОРШЕНИН Леонтий (дон.) - ст. Березовской; расстрелян коммунистами без суда и без вины в 1921 г. на берегу реки Медведицы около своей станицы.

ГОРЯИНОВ Прокофий Алексеевич (куб.) — рожд. 1886 г., ст. Каменнобродской; участник Первой Мировой войны и борьбы за Казачий Присуд; умер эмигрантом 14 апреля 1955 г. в Белграде (Югославия).

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА - Собрание народных представителей от населения России так же - как Конституция 25 апреля 1906 г.. Г. Д. учреждена в результате революционного движения 1904-05 гг., как представительный орган ограничивающий самодержавную власть императора. Никакой закон после ее учреждения не мог быть издан без одобрения Г. Думы.

Г. Д. первого созыва заседала в Таврическом дворце г. Петербурга с 27 апреля по 8 июля 1906 г. и была распущена до сроке, т. к. программа ее действий оказалась не совместимой с привычными устоями политической и экономической жизни империи. Г. Д. требовала закона об ответственности минист­ров перед народным представительством, закона об отмене смертной казни, принудительного отчуждения в пользу крестьян земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, церковных, помещичьих и иных революционных реформ. После рос­пуска Думы, 250 депутатов собрались в г. Выборге и обратились с воззванием к населению империя, призывая его выразить протест против роспуска народного собрания путем отказа платить подати и поставлять рекрутов.

            В первой Г. Думе было 499 депутатов. Из них принадлежали к прогрессивным партиям: конституционно-демократической ( кадетов)        161 депутат, трудовой (трудовики)  97 депутатов, социал-демократической 17 депутатов. Остальные - правые и беспартийные. Председательствовал С. А. Муромцев.

            Г. Д. второго созыва заседала от 20 февраля до 5 июня 1907 г. Всех депутатов 505 с некоторым преобладанием представителей прогрессивных и революционных партий. Председатель А. Ф. Головин. Вторая Дума настаивала на выполнении программы первой и была распущена после отказа выдать властям 55 представителей. обвиненных в государственных преступлениях и пользовавшихся депутатской неприкосновенностью.

            Г. Д. третьего созыва собралась 1-го ноября 1907 г. и сохраняла полномочия до 1912 г. Трехстепенные выборы ее депутатов производились по новому избирательному закону, который определал их число в 427 человек с преобладанием сторонников правительства и со слабой оппозицией. Председатели Н. А. Хомяков и А. И. Гучков.

            Г. Д. четвертого созыва мало отличалась по составу от предыдущей и с такой же слабой оппозицией. Однако, неудачи на фронтах Первой Мировой войны, нечистоплотные интриги при императорском дворе и рост ре­волюционных настроений в стране, нашли свое отражение и в Г. Думе созданием блока прогрессивных партий под руководством П. Н. Милюкова. Он стал опорой оп­позиции и сыграл важную роль в февральском государственном перевороте 1917 г. Г. Д. не выполнила указ о ее роспуске, выступила по стороне врагов царствующего дома, выделила из своей среды Временный комитет, который назначил своих комиссаров в правительственные учреждения и отправил делегации к государю с требованием об отречении от престола за себя и за наследника. Совершив переворот, комитет участвовал в образо­вании Временного Правительства.

По политическим взглядам народные представители в составе Г. Д. всех созывов делились на партийные фракции, а национальные и вне­партийные группировки объединялись в Польском Коло и в Казачьей фракции.

ГРАМОТКА (некр.) - письмо, записка.

ГРАУАУГ Михаил Николаевич (астр.) - рожд. 1890 г.; полковник, командир 1-го Астраханского каз. полка. Участвовал в Первой Мировой войне и за Казачью Идею. От 1920г. - эмигрант в Венгрии, а от 1945 г. - в Германии. Умер 8 января 1948 г. в лагере «Фрейман» под Мюнхеном

ГРАФСКИЙ (уссур.) - поселок Донской станицы.

ГРЕБЕНСКИЕ КАЗАКИ - на современном языке «Горские Казаки», названое сохранявшееся до недавно за теми Казаками, которые в XVI в. пришли на Нижний Терек из гор-гребней. В средине XVIII в. русский генерал А. И. Ригельман записал с их слов, что до переселения они жили, «по объявлению гребенских сторожилов, за Терском в самой нынешней Кабарде и в части Кумыцкого владения, в Гребнях, в урочище Голого Гребня, в ущелье Павловом и в ущелье Кошлаковском и при Пименовом Дубе»; другая их часть «в Черкасах были, по объявлению тамошних, и жительство ямеля двумя деревнями, а именно, одна в большой Кабарде при устье реки Газы, впадающей в реку Урюф, а оная впадает в Терек с левой его стороны, и назывались Казаровцы; другая — в Малой Кабарде ж, в самом ущелье Татар Туповом, которое урочище состоит близ реки Терека и ниже, впадающей во оной, речки Акс с левой же ее стороны» (А. Ригельман, Летописное повествование о М. России). Польский монах Матвей Меховский в начале XVI в. писал о горных местах С. Кавказа, которые «у Русских называются по имени народа Пятигорские Черкасы, то есть, приблизительно, Черка­сы Пяти гор. Среди этих же гор живут хазарские племемена, которые по словам (...) моравской легенды, обратещены были в веру Христову свя­тыми братьями Кириллом и Мефодием». О тех же Казарах в пространных Россииских Четьи Минеях говорит­ся, что это «был народ скифский языка славянского, стра­на же их была близ Меоти-ческого озера». В одной из ранних публикаций Россий­ской Императорской Акаде­мии Наук - «Краткое описа­ние всех случаев, касающих­ся до Азова», которое пере­вел с немецкого языка Ака­демии Наук адъюнкт И. К. Тауберт и которое в 1782 г. вышло уже третьим издани­ем, говорится о Мстиславе Храбром и Кавказских Ка­заках: «Покорил он себе в 1021 г. соседственных, до Кав­казских гор распростанившихся Козаков и отправил их в 1023 году вместе с Козарами против своего брата». Летописцы этих Казаков обычно называют Касогами, но в некоторых (Никаноровская и Вологодско-Перм­ская), действительно, их имя очень близко к нашему: «И поиде Мстислав с Козары и с Казягь на великого князя Ярослава». Раньше этого времени (X в.) персидская география (Гудуд ал Алэм) указывает в Приазовье, т. е. в будущих владениях Мстислава Храброго, Землю Касак. О тех же горских Каза­ках или Пятигорских Черкасах писал, современник Мат­вея Меховского, Сигизмунд Герберштейн: «Русские ут­верждают, что это христиа­не, что живут они независи­мо по своим законам, а цер­ковную службу выполняют на славянском языке, кото­рым они, собственно говоря, и пользуются главным обра­зом в жизни». Речь, очевид­но, идет о Гребенских и Азовских Казаках, хотя часть последних к 1503 году пере­кочевала уже в Северщину. У Донцов существовало пре­дание, записанное тем же Ригельманом (Повествование о Донских Казаках), «буд-то бы они от некоих воль­ных людей, а более от Черкес и городских народов взялися». Ранний историк Болтин вспоминал Пятигорских Казаков или Черкасов от 1282 г. В 1380 г. после битвы на Куликовом Поле Казаки поднесли Московскому князю Дмитрию Донскому икону, принесенную ими с гор, (Гребенская Божия Матерь). Все эти свидетельства

дают основание для утверждения, что Г. К.- Казаровцы находились на Сев. Кавказе и уже во время Хазарской империи; что они одно время, вместе с Азовскими Казаками и Пятигорцами Герберштейна состояли в союзе гор­ских племен, занимавших Чсркасию, и усвоили там не только многие черты особой горской культуры, но и об­щегорское территориальное имя Черкасы; что Г. К. не­когда принадлежали к числу жителей Земли Касак и оставались там во время суще­ствования Державы Томаторканской; что после ее падения они ушли в горы я там пережили века господства Золотой Орды; что в отдель­ные эпохи Кавказские горы служили убежищем почти всех казачьих племен.

Когда по Кавказу рас­пространились Турки и ма­гометанство, Г. К. ушли из гор на равнину за нижний Терек и на западный берег Ахтубы (дельты Волги), где они указаны в 1702 г. на карте Делиля. В 1732 г. Г. К. с Ахтубы зачислены в слу­жилый состав Царицынской Линии Волгского каз. Вой­ска. В 1770 г. отсюда пере­селилось на левый берег Те­река 517 семей, которые дали первые кадры Горско-Моздокского полка. Остальные вместе с Астраханским каз. Войском до 1786 г. несли службу на Азовско-Моздокской Линии, после чего пе­реселились на Терек и поло­жили начало Первому Волгскому каз. полку.

Коренные Терские Гребенцы начали службу Ивану Грозному в 1577 г. От этого года в Русской армии счита­лось старшинство Кизляро-Гребенского полка. Тогда же царь признал за ними право на берега реки Терека. От 1860 г. Г.К. стали числиться в составе Терского казачьего Войска.

ТРЕБОВАТЬ - брезгать. пренебрегать: «Кушайтя, не гребуйтя нашим угощени­ем».

ГРЕЧУХИН Логвин Семе­нович (дон.) — ст. Березов­ской; как раскулаченный, в 1930 г. выслан в спецпоселок «Островки» Арх. губ. и умер там от тяжелой работы и истощения в 1931 г.

ГРИШАЙ Петр Андреевич (куб.) — род.в 1866 г.; станичный атаман с домашним об­разованием; член Русской Государственной Думы пер­вого созыва.

ГРОДЕКОВСКАЯ (уссур.) — станица, названная по име­ни Наказного атамана Амур­ского и Уссурийского каз. Войск П. Н. Гродекова; до войны стоянка Нерчинского каз. полка Забайкальского Войска; две паровые мельни­цы, макаронная фабрика.

ГРОМАДИТЬ - грести пар­ными веслами.

ГРУБА, ГРУБКА - печь для огревания комнат.

ГРУДНЕВ Помпеи Михай­лович (дон.) — рожд. ок. 1872 г., ст. Новочеркасской; гене­рал майор и Окружной ата­ман Усть-Медведицкого округа во время правления Д. М. Каледина; расстрелян красногвардейцами и матросами вместе с Донским ата­маном А. М. Назаровым в ночь на 18 февраля 1918 г. (ст. ст.).

ГРУДНЕВ Сергей Михай­лович (дон.) - торговый Ка­зак ст. Новочеркасской; ро­дился ок. 1875 г.; агроном, многолетний секретарь Ро­стовского Сельско-хозяйст­венного общества и редактор журнала «Юго-восточный хозяин»; управляющий Ми­хайловским войсковым име­нием; во время самостоятель­ности Дона (1918-1919), Заведывающий животноводст­вом республики. Женат на Лариссе Евгениевне Кутейниковой.

ГРУЗИНОВЫ БРАТЬЯ (дон.) - мученики, пострадав­шие за Казачью Идею. Рус­ский император Павел I в начале своего царствования чувствовал «августейшее рас­положение» к Казакам и ре­скриптом на имя атамана Орлова «утверждал совершенно и без изъятия все прежде бывшие постановле­ния Войска Донского», а что касалось «до вкравшихся злоупотреблений и сделанных перемен князем Потемки­ным», то атаману надлежало их искоренять при поддерж­ке императора, который не желает «апробрвать» никаких нововведений Потемки­на, «яко клонящихся всегда к истреблению общественного порядка вещей». Однако, новый порядок, при котором Войсковые правительства на­чали сноситься с Военной Коллегией по старинному не рапортами, а отписками, вскоре омрачился рядом мер, имевших целью постепенно обратить Землю Донских Ка­заков в русскую губернию. Теперь ставилось в вину ка­ждое откровенное слово сказанное в годы радостных по­слаблений и первой жертвой несбыточных надежд оказа­лись братья Грузиновы. Пользовавшиеся раньше рас­положением Павла, офицеры его гвардейских Гатчинских полков поручик Петр и пол­ковник Евграф Осипович бы­ли уволены из гвардии. Их тотчас же передали для осуждения в распоряжение Донской Войсковой Канцелярии, где бесспорная власть принадлежала русскому прокурору и членам назначенным императором. Приговор по делу Грузиновых утверждался им же.

Евграф Грузинов обвинялся в том, что открыто негодовал на захват русскими Приазовского края, считая его исконным владением Донских Казаков. Протестовал против заселения его Греками и Армянами вместо Казаков. Будто бы он говорил возмущенно: «Я не так, как Пугач, но еще лучше сделаю. Как возьмуся за меч, то вся Россия затрясется». Он так-же отказывался признавать себя подданным Русского императора и утверждал, что «все Донские Казаки неза­висимы от царского престола и не обязались перед ним вечною присягою, а только временно относительно слу­жбы».

Первым пострадал млад­ший брат. 26 апреля 1800 г. поручик Петр Грузинов, ли­шенный чинов и орденов, на­казан кнутом и сослан в Си­бирь. Через четыре месяца, 26 августа того же года Па­вел утвердил и другой при­говор, опубликованный в форме указа Сенату: «Исключенного из службы, полков­ника Грузинова 1-го за из­мену против нас и государ­ства повелеваем, лиша чинов и дворянства, наказать не­щадно кнутом, а имение его отписать в казну».

5-го сентября 1800 г; на черкасском майдане Евграф Осипович был наказан кну­том столь нещадно, что «оной изверг Грузинов через два часа лишился жизни».

Братьям Грузиновым сочувствовали многие Дон­цы. Они открыто говорили о том, о чем на Дону дума­ли втихомолку не одни они. Поэтому наказания по делу Грузиновых продолжались и дальше. Их дяде старшине Афанасьеву и трем станичникам Касмынину, Попову и Колесникову отрубили голо­вы за недонесение, а вскоре по подобному же делу на Майдане биты кнутом и клейменные, с вырванными нозд­рями, сосланы в Сибирь еще десять Донских Казаков. Среди них главными обвиняемыми были священник Федор Попов и служащие Войсковой Канцелярии Щербаков и Баранов.

ГРЯДУШКА - стенка кро­вати.

ГУБАРЕВЫ - древний род из Донских Казаков Верхо­вых. После трех разгромов Черленого Яра Татарами (1580, 1382. 1395) оставались в верховьях Дона на москов­ских «украинах» в качестве служилых Казаков. Отсюда некоторые представители ро­да разошлись на Нижний Дон и Терек, а остальные получив поместья и дворян­ское звание остались на ме­сте. Один из служилых - «дворцовый Казак», сотник гвардейской «дворцовой ты­сячи» Иван Губарев возвра­тился на Дон во второй по­ловине XVII ст. Он обосновался на Донце и дал начало ветвям екатериненской, новочеркасской и елизаветовской.В семейной памяти со­хранились из первой Г. Петр и его дети Никита и Федор, оба казачьи штаб-офицеры. Никита остался в ст. Екате­риненской, а Федор пересе­лился в Новочеркасск. Сын Никиты — Яков подъесаул и участник Кавказской и Ту­рецкой войны 1877 г. перселился в ст. Елизаветовскую и имел в Приазовье офицер­ские участки. На морском участке близ г. Ейска осно­вал рыбные промыслы. Умер 1890 г. и погребен в ст. Елизаветовской. Его сыновья Анатолий, Виталий, Эраст и дочь Неонила (замужем за Евгением Федоровичем Ку­тейниковым).

ГУБАРЕВ Александр Витальевич (дон.) - рожд. 1891 г., ст. Елизаветовской; чер-нецовец, участник Степного похода и всей борьбы за Дон. есаул. Призванный на воен­ную службу во время Пер­вой Мировой войны, после производства в чин прапор­щика служил в 55 Доя. каз. полку, из которого, записавшись в «ударники», перевелся в 16 Дои. каз. полк от сентября 1917 г. Вернувшись из степей с отрядом Семилетова, в Донармии служил командиром сотни Первого Партизанского полка и командиром сотни конвоя при штабе 2-го конного корпуса. В 1920 г. эвакуирован из Крыма с прострелянной гру­дью и умер за рубежом в 1937г. Был женат на Караичевой сестре милосердия Корниловского похода, Казачке ст. Новочеркасской.

ГУБАРЕВ Владимир Витальевич (дон.) - рожд. 1899 г., ст. Елизаветовской, призванный на военную службу вольноопределяющимся в Атаманский конвой, добро­вольно ушел на фронт и по­гиб в ночь под Рождество 1919 г. в станице Семикаракорской.

ГУБАРЕВ Георгий Вита­льевич (дон.) - род. 5 сен­тября 1894 г., ст. Елизаветовской; подъесаул, исследо­ватель казачьей древности, автор «Книги о Казаках», сотрудник редакции «Малого Казачьего Энциклопедиче­ского Словаря». По оконча­нии реального училища приз­ван на военную службу и командирован в Новочеркас­ское казачье училище; из старших портупей юнкеров пятого ускоренного выпуска произведен в чин прапорщи­ка и на фронте Первой Ми­ровой войны состоял в ря­дах 55 Дон. каз. полка; от­был командировку для про­хождения ускоренного курса Офицерской Стрелковой школы в Ораниенбауме, а после революции представлял полк на Войсковом Круге первого созыва. В сентябре 1917г., записавшись в «удар­ники» переведен в 16 Дон. каз. полк я возвратился на Дои в составе штаба 2-й каз. Сводной дивизии. Участво­вал в борьбе за Дон на стро­евых и штабных должностях и в 1920 г. ушел в эмигра­цию. Проживал в Польше, окончил вечерние строитель­ные курсы и был владельцем небольшой строительной конторы, оставаясь поборни­ком казачьего национального возрождения и исследовате­лем материалов по истории казачьей древности. В русских и казачьих изданиях печатал свой стихи и поле­мические статьи. Проживая в США от 1951 г. - опубликовал десятки монографиче­ских очерков по казачьей истории. Дети: по первой же­не — Виталий (писатель) и Игорь (летчик), а по второй - Ольге Антоновне - дочь Мария (художественный де­коратор).

ГУБАРЕВ Петр Дементьевич (тер.) — род. ок. 1875 г., ст. Ессентукской; мед. фельд­шер. После революции 1917 г., при возрожденном у Ка­заков народоправстве, Г. — председатель Терского Войскового Круга; организатор восстания против большеви­ков. В тягостное время, ког­да Казакам на Тереке при­ходилось обороняться в от большевиков, и от Чеченцев, Г., как председатель Народ­ного Собрания, был сторон­ником безусловного сотруд-ничества с Добрармией и ее главнокомандующим. В на­чале 1920 г. попал в руки красных и расстрелян ими 28 февраля в ст. Урухской.

ГУБАРЬ ИЛИ ГУБАРЕВ Янко — атаман «воровских» Казаков; в 1635 г. «Янко Губарь с товарищи», всего 21 человек, взяты в плен в со­сланы в Сибирь на поселе­ние; шесть человек из его отряда, которые перед этим взяты на Каспийском море «в языцех», отправлены в Красноярск и зачислены там в пашенные крестьяне. (С. В. Бахрушин, Очерки по истории Красноярского уезда в XVII в.).

ГУДУД АЛ АЛЭМ - персидская география, составлен­ная в 982 г. Она обнаруже­на среди древностей города Бухары, как рукописная ко­пия, русским ориенталистом капитаном А Г. Туманским в 1892 г. География опубли­кована после перевода на рус­ский язык в 1930 г. под названием «Страны Света». В 1937 г. она появилась также на английском языке, пере­веденная с персидского ори­гинала В. Минорским, который снабдил ее обстоятельным, но не всегда достовер­ным комментарием. Для Ка­заков география Г. а. А пред­ставляет значительный инте­рес потому, что в ней под­робно и достаточно точно указывается население вашей земли. В Приазовье помеще­на Земля Касак, принадле­жащая Аланам; выше к До­ну и Донцу — Казарские Пе­ченеги, в которых не трудно узнать Торков перемешан­ных с Печенегами; в углу между Донцом и Доном ука­зываются кочевья греко-си­рийских эмигрантов, племя Мирват; на Иловле и Медве­дице — Бродники (Брадас), а рядом с ними, на запад, ближе к Дону — христиане В. в. ид. р., в которых пред­полагают Болгар- Оногундур; северными соседями донских жителей показаны окские угро-финские племена «Ма­дьяры», а за ними на Верх­ней Волге - Русы, среди ко­торых находилась группа Славян.

ГУЗЫРЬ (сев. дон.) - конец.

ГУЛЬОБА (дон.) - охота, также - гонитва.

ГУЛЬОБЩИК (дон.) - охотник.

ГУЛЫГА Георгий Ивано­вич (куб.)—род 15 февраля 1884 г., ст. Незамаевской; полковник; сын ген. штаба генерал лейтенанта Ивана Емельяновича Г. По оконча­нии Павловского военного училища в 1905 г. хорунжим начал службу в 1-м Кавказ­ском каз. полку; от 1908 г. прикомандирован к кубан­ской сотне Собственного его величества конвоя, но во время Первой Мировой войны перевелся во 2-й Кавказский каз. полк; принимал участие в борьбе за Казачью Идею на различных строевых дол­жностях и в 1920 г. ушел в эмиграцию. В Югославии ра­ботал чертежником. В 1941 г. вступил в ряды Русского Охранного корпуса и боролся на стороне противников СССР. От 1951 г. проживал в США и умер 15 декабря 1953 г. в Сан-Франциско (Калифорния).

ГУЛЮШКА (дон.) - голубь.

ГУНДОР. ГУНДОСЫЙ - говорящий в нос, гнусавый.

ГУНДОРОВСКАЯ СТА­НИЦА (дон.) - до 1920 г. состояла в Донецком округе; расположена на правом бе­регу р. Донца при впадении в него Каменки; население станицы в ее многочисленных хуторов исчислялось в 30 тыс. душ. После Булавинских дней станица потеряла большую часть своего земельного юр­та, отобранного в пользу по­мещиков Старобельского уе­зда; поэтому земельный надел гундоровцев не превышал 6-7 гектаров. Но на станич­ной земле оказались крупные залежи каменного угля. До­быча его была передана ча­стному акционерному обществу на основах особого соглашения со станицей. По­лучаемый доход обогащал станичный общественный ка­питал и давал возможность содержать, кроме народных школ, Гундоровокий Поли­техникум, учрежденный незадолго перед революцией. Г. станица давала самый большой процент грамотно­сти на Дону и ввела обяза­тельное первоначальное обу­чение в низших школах; сла­вилась знатоками и исполнителями старинных песен, так же как братской спайкой и необычайным мужеством жителей.

Гундоровский городок, основанный Донецкими Ка­заками, первоначально рас­полагался на левом берегу Донца там, где до последне­го времени стоял хутор Ста­рая Станица. Через Донец, напротив хутора сохранялись остатки сооружений для выработки каменных пушечных ядер. Там же рядом у вершины Белой горы - пещера, с которой связана легенда о святой деве и о ее погибшем женихе — атамане. Предание рассказывало, что атаман и его брат пали в битве с дру­жиной киевского князя Иго­ря и погребены под кургана­ми «Три брата». Девушка же скрылась от Русов в пещере, стала отшельницей и просла­вилась, как местная святая. Существовало поверье, что дева, являясь в утреннем ту­мане, предупреждала Каза­ков о надходящей беде и по­тому жители станицы, выхо­дя по утрам из домов, с тре­вогой поглядывали на гору. Старый городок разрушен войсками Петра Первого, и население его обосновалось потом в станице того же на­звания на новом месте там, где она находилась до по­следнего времени.

В царской службе про­славились станичные роды Власовых, Шляхтиных, Краснянских, Ушаковых, Мано­хиных, а во время борьбы за Казачий Присуд в гг. 1918— 1920 станица Г. дала не толь­ко знаменитых командиров Гусельщикова, Коноводова, Фетисова. Сухорукова. Шебанова, Шевырева, Ершова. Герасимова, Усачева, Семе­нова, а прогремела всей сво­ей рядовой массой от левого до правого фланга, в боевых частях непревзойдённого му­жества. Донской атаман да­ровал Гундоровским полку и батареям звание Георгиев­ских. В течение двух лет борь­бы, за исключительные от­личия в боях, 223 рядовых станичника были произведе­ны в офицерские чины, а са­мо название «Гундоровец» стало на Дону синонимом отважного и доблестного воина.

ГУНЬЯ - рвань, тряпье, лохмотья.

ГУННЫ - азиатский воин­ственный кочевой народ. Около 375 г. по Р. Хр. Г. прошли азиатские степи Аланского царства и после упорного сопротивления Асов-Танаитов достигли бе­регов Дона. Принудив Асов-Аланов заключить с ними договор союза и дружбы, они сообща предприняли опусто­шительное нашествие на Ев­ропу и господствовали там три четверти века. Вождь Г-в Аттила довел их до Гал­лии, но в 451 г. потерпел по­ражение от соединенных войск Рима и Визиготов на Каталунских полях. Вскоре после этого Г. стали делить­ся на отдельные племена, ко­торые одно за другим потя­нули назад в Черноморье. Их остатки известны истории, как Оногуры, Утигуры, Котригуры и Болгары. Среди этих народов хранилось пре­дание об олене, записанное Прокопием Кесарийским, Иорданом и др. Предание рассказывает, будто бы сна­чала гуннские племена не умели переправляться через Азовское море и, живя на восток от него, не представ­ляли себе возможность та­кого предприятия. Но вот, однажды, олень, уходя от охотников, указал им мелкий брод, после чего Г. и двинулись на Европу,            

ГУРАН - дикий козел и насмешливое прозвище (дразнилка) Уссурийских Казаков. Пошло от того, что Казак на охоте подстрелил своего приятеля, приняв его за козла.

ГУРДА — лучшие клинки для шашек кавказского про­изводства.

ГУРДИНА Наталия - известная фильмовая артистка казачьего происхождения; родилась в 1940 г., снимается в голливудских фильмах с семилетнего возраста под псевдонимом Наталия Вуд.

ГУРТ — стадо крупного ро­гатого скота.

ГУРУНЕЦ Иван Никитич (куб.) - рож. 1868 г., ст. Но­во-Александровской; вах­мистр, участник борьбы за Казачий Присуд; умер эмиг­рантом 2 февраля 1940 г. в г. Шабце (Югославия).

ГУСЕВ Сергей Иванович - родился в 1867 г.; считается Оренбургским Казаком; писатель-народник: идеями народничества проникся в старших классах гимназии и, оставив ученье, решил посвя­тить жизнь службе «мень­шому брату». Стал сельским учителем, потом шесть лет был священником, а отказав­шись от сана, целиком отдал­ся литературе. Главные темы его произведений - быт сель­ского духовенства и описание жизни Казаков. Как незау­рядный мастер пера, он охот­но печатался многими изда­ниями конца прошлого и начала этого веков. Читающая публика принимала его благосклонно, а особенным ус­пехом пользовалась его боль­шая повесть «В стране от­цов». После революции ушел в эмиграцию и умер в Нью-Йорке 1-го июня 1963 г. В США изданы его книги «Глухой приход» и «В поисках пути». Подписывался фамилией Гусев Оренбург­ский.

ГУСЕЛЫЦИКОВ Андриян Капитонович (дон.) — род. ок. 1870 г., станицы Гун-доровской; покрытый боевой славой генерал. С фронта Первой Мировой войны воз­вратился в чине войскового старшины, а когда Казаки начали борьбу за Дон, он стал во главе полка, выстав­ленного его станицей. Оказался достойным начальни­ком доблестной воинской части, которую вел от побе­ды к победе, сначала как ее командир, а потом как началь­ник Северного отряда из полков: Гундоровского, Луганского, Верхне-Донского, Мешковского. Мигулинского, Казанского и Богучарского. В Крыму командовал Донской дивизией. В 1920 г. оставил родину и умер эмигрантом в 1956 г. Погребен около г. Виши (Франция).

ГУТАРИТЬ - говорить, беседовать, разговаривать.

ГУЦУНАЕВ Темирбулат (тер.) - род. в 1893 г. около Владикавказа. Во время Пер­вой Мировой войны из Одес­ского военного училища вы­пущен офицером в Туземную дивизию; после революции боролся за освобождение Терека. С армией Бредова в 1920 г. отступил в Польшу, сформировал там дивизион из добровольцев Осетин и Казаков и, будучи есаулом, во главе его продолжал борь­бу с красными на стороне Поляков. Оставшись в эмиг­рации, служил по контракту офицером польского кавале­рийского полка. Умер в Вар­шаве от рака селезенки в июне 1941 г.

Главная | Оглавление