КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК "Р"
Главная | Оглавление

КАЗАЧИЙ

СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК


Р

РАА - первое, известное истории, название реки Волги.

РАДА  в западно-славянском значении-«совет». Слово это, несомненно, связано с германскими понятиями Rat и Rad, подобными ему и по корню и по значению. В Вел. княжестве Литовском высший совещательный орган при главе государ­ства назывался «Паны Рада» и состоял из магнатов и высше­го духовенства.

У Запорожских Казаков Низовых все дела решались Об­щенародным Собранием. Посол германского императора Эрих Лассота, посетивший Базавлуцкую Сич летом 1594 г. в старо­германском тексте своего «Дневника» называет его славянс­ким словом «Коло». Очевидно, так его называли сами Казаки, но в историю оно вошло под именем - Р. Лассота писал, что это «Коло» по их обычаю делилось на два Кола в тех случаях, когда они решали что-либо важное. В одном были начальни­ки, а в другом все рядовые люди те, что у них называются «Черные».

Решающее слово принадлежало именно этой Черной Раде, в то время как старшинская Р. только выражала свои пожелания, да и то осторожно, чтобы не раздражать «черни», т.к., по словам того же Лассоты, всесильная и грубая толпа, разгорячившись, могла «впасть в фурию» и тогда не выноси­ла никаких противоречий.

В Черной Раде могли участвовать все Казаки принятые в «товариство».

Когда ее надо было собрать, «довбыши» били в литавры. Тогда Казаки собирались на майдане в круг с обнаженными головами. В центре устанавливалось войсковое знамя и после этого появлялась войсковая старшина со знаками своего достоинства: Кошевой атаман с перначом, Войсковой судья с печатью, Войсковой писарь с серебряной чернильницей, есаулы с насеками. Став под знамя, они тоже снимали шапки и отвешивали поклоны на все четыре стороны. Затем Кошевой атаман объявлял, какие дела подлежали рассмотрению. Обычно это были вопросы, касавшиеся сношений и догово­ров с соседями, или участия в военных предприятиях, или выборов походных командиров, или выделения участков для новых казачьих хуторов и крестьянских слобод. Вначале каж­дого года также надо было переизбрать должностных лиц.

В обсуждении вопроса мог участвовать каждый присутствующий Казак, но для того, чтобы выступить с речью, он должен был выйти на середину круга. Желание большинства определялось по интенсивности возгласов одобрения или протеста, путем приблизительного подсчета подброшенных вверх шапок, а также каким-либо другим способом голосования.

После разгрома Запорожского Низа (1775 г.), Казаки, ушед­шие к берегам Черного моря, еще сохраняли старый способ решения насущных вопросов, но раз постановив смириться перед царицей, они тем самым отказались от права собирать­ся в Рады, т.к. в Российской Империи такой «неистовый» строй народоправства не допускался. Черноморским Казакам, по­селившимся в Приазовье, правительство России только один раз разрешило собраться с другими Кубанцами на Войско­вую Раду в 1906 г. для разрешения спорных вопросов ста­ничного землевладения. На это совещание делегировалось по два выборных представителя от каждой станицы, и в ре­зультате его 16 февраля 1907 г. вышло особое Положение, по которому часть запасных земель предоставлялась в рас­поряжение станиц, нуждающихся в увеличении наделов, а малоземельным станицам Закубанья разрешено частично переселиться в свободные Кугаейские степи.

Рада возродилась на Кубани только после революции 1917 г.

Вначале Кубанские Казаки пытались организовать новый порядок в своей области совместно со всеми коренными и пришлыми иногородними. Был созван Областной Съезд, из­бравший Исполнительный комитет и Областной Совет смешанного состава. Но вскоре у жителей края проявились крупные расхождения во взглядах на «завоевания революции»; Казаки не хотели допустить, чтобы пришлые люди диктовали им свою партийную волю, и поэтому 14 июля 1917 года каза­чья часть Областного Совета выделилась в отдельный Кубанский Войсковой Совет. Этот Совет отозвал также всех Казаков из состава Областного Исполнительного комитета, наделив их временными функциями Кубанского Правитель­ства и поручив им подготовить созыв Кубанской Войсковой Рады. При этом часть делегатов выразила желание назвать представительный орган Войсковым Кругом, но большинство склонилось к запорожской традиции.

Войсковая Р. собралась 29 сентября 1917 г. под председательством Н.С. Рябовола при товарище председателя Султан Шахим Гирее с программой местного Учредительного Собрания. Прежде всего Р. установила новое название для бывшей области - Кубанский Край, а по этой причине и Войс­ковую Раду переименовали в Кубанскую Краевую Раду. В эту сессию был рассмотрен и утвержден проект «Временных ос­новных положений о высших органах власти в Кубанском Крае». Они приобретали силу закона и вводились в действие сразу же, а предложение ожидать их утверждение Петрогра­дом Р. отвергла. Были разработаны также основы земельно­го закона, избран представитель при русском Временном Пра­вительстве - К. Л. Бардиж, вынесено решение о вступлении Кубанского Края равноправным членом в Юго-Восточный Союз, который по мнению Рады должен был выделиться в особый штат Российской Федеративной республики. Избран также Кубанский атаман А.П. Филимонов, Л.Л. Бычу поручено создать при нем Краевое правительство и, наконец, из соста­ва Рады выделено 80 депутатов в качестве первой Законода­тельной Рады, Народного Собрания парламентского типа, во главе с тем же председателем Н.С. Рябоволом и его замести­телем Султан Шахим Гиреем. Поправки и дополнения к кон­ституции края - «Основным Положением», также как избра­ние Войсковых атаманов остались в ведении Краевой Рады, созываемой периодически.

В ноябре того же года, путем соглашения между разно­племенными группами, структура Законодательной Рады была несколько расширена до ста депутатов, из которых 46 были Казаки, 46 - иногородные и 8 – Горцы. 8-го января 1918 г. вновь избранные депутаты таковой «паритетной» Рады собрались в Екатеринодаре и объявили Кубанский Край самостоятельной республикой, вышедшей из состава нового русского советского государства.

В это время на Край уже двигались со всех сторон отряды и полки большевиков. Надо было готовиться к защите от них, но население, выславши своих делегатов в Раду, не прояви­ло желания по ее призывам становиться в боевые ряды. Ка­зачьи партизанские части пополнялись мало; б. фронтовики, утомленные трехлетней войной, оставались пассивными на­блюдателями, а в некоторых случаях даже со вниманием при­слушивались к ленинским посулам, в то время как иного­родние в своем большинстве открыто сочувствовали новой русской власти и пополняли ряды красной гвардии.

Не могли похвалиться устойчивостью и боевые кадры сторонников Кубанского правительства, пребывавшие в состоя­нии неуверенности и разногласий. Совершенно для всех нео-,жиданно и без боя правительственный отряд, свыше трех тысяч штыков и шашек, оставил город и в ночь на первое марта двинулся на восток в надежде где-то встретить маленькую, но «злую», армию генерала Корнилова. Вместе со своим отрядом выступила в поход и Законодательная Р.

Соединившись с Добрармией, они сообща пробились че­рез кольцо красных на восставший поголовно Дон. Перефор­мировавшись там и пополнившись новыми отрядами, Кубан­цы вместе с Добровольческой армией двинулись с боями об­ратно к столице края. В конце августа 1918 г. Рада получила возможность возобновить свои заседания в Екатеринодаре.

Следующие полтора года, когда полки восставших кубан­цев вели кровавую войну против красных на всех фронтах Добрармии, их народным представителям пришлось вести непрерывную и полную драматических моментов борьбу с вождем русских «белых» за свои казачьи идеалы, за выделе­ние казачьих полков в отдельную Кубанскую армию, за реализацию казачьего объединения в Юго-Восточный Союз, за право вести самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику и т.п. Ген. Деникин и его окружение видели в Казаках лишь консервативное русское сословие; казачьим оружием и кро­вью Россия должна была освободиться от беззаконных за­хватчиков власти. Рада же считала своим долгом служить казачьим интересам, предоставив Русским самим решать свою судьбу. Мероприятия ген. Деникина считались ошибочными, предполагалось, что они приведут к краху всю освободитель­ную борьбу, что казачьи кровавые жертвы окажутся напрас­ными. Но противодействовать ему пришлось с негодными средствами, т.к. Р. не находила поддержки в казачьем руко­водящем военном слое, не признавшем целесообразность возрождения старых традиций народоправства. Благодаря возникшим внутренним антагонизмам была допущена гибель председателя Рады Н.С. Рябовола, убитого деникинцами в Ростове; благодаря им безвинно погиб казачий патриот и член Рады священник А. Калабухов, казненный сторонниками Де­никина при его благосклонном соизволении; благодаря им была терроризирована и сама Р.

Деятельность Законодательной Рады завершилась учас­тием ее представителей в январских решениях Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. В марте же 1920 г. наступила Новороссийская катастрофа и Р. перестала существовать. В эмиграцию удалось уйти только части ее делегатов.

РАДИЛОВ Епифан (дон.) -Донской атаман в годы 1625-1630; его время ознаменовалось особо дружественными от­ношениями между Донцами и Запорожцами. В 1626 г. запо­рожский полковник Алексей Шафран свидетельствовал в Мос­ковском Посольском Приказе: «Живет де он, Олеша, на Дону 18 лет, а иные его товарищи живут лет по пяти и по шести, а всех де их на Дону с 1000 человек. А в Запорогах де Донских Казаков также много; мало не вполы того, сколько их. Только живут переходя: они ходят на Дон, а з Дону Казаки к ним и живут сколько где хто хочет. А повелось де у них то с Донски­ми Казаками изстари, что меж себя сходятся и живут вместе в одних куренях».

Такая дружба весьма раздражала Москву. С Донцами у нее уже установились крепкие договорные отношения, а Запорож­цы, которых в Москве называли Днепровскими Черкасами, пред­почитали служить исключительно собственным интересам, к чему призывали и одноплеменников с Дона. Царь Михаил Федорович постоянно упрекал Донских Казаков, что они вмес­те с Запорожцами, как будто бы от его имени, нападают на Тур­цию и на ее крымские улусы и тем ссорят его с турецким султа­ном. Упреки посылались на Дон, «в нижние и верхние юрты атаманам и Казакам, Епифану Радилову с товарищи и всему Донскому Войску». «За такие ваши грубости жаловать будет не за что и в городы ни в которые вас пускать и з запасы ни с какими из городов к вам ездить не велим. И то вам будет от себя, а не от нашего гневу».

Но в те времена с такими упреками на Дону не очень счи­тались. В 1625 г. Р. с Донцами и Запорожцами громил Трапе-зунд. Вернувшись, сразу повел свой отряд на турецкий Азов, башню на Каланче разрушил, пушки из нее вывез в Раздоры, но сам был ранен. В следующие годы он снова организовал походы к берегам Крыма и Анатолии, в 1630 г. ходил под Керчь, всегда Совместно с Запорожскими Казаками.

РАДОСИН Василий Ефремович (дон.) - ст. Березовской, хут. Боброва; в 1930 г. выслан в спецпоселок «Островки» Архангельской губ. и вскоре там умер от невыносимых условий жизни и тяжелой работы.

РАЗВЕДЕШЬ - члены станичной общины уполномочен­ные для раздела паевой пахотной, луговой и огородной земли.

РАЗВИЛОК - место, где дороги расходятся в стороны, раздвоение дороги.

РАЗВОД РУБЕЖЕЙ - определение границ юрта для каж­дого казачьего поселения. Р. р. производился по поручению Войскового правительства специально назначенными для этого людьми, которых называли «правдами». С ростом чис­ла казачьих поселений на Дону потребовалось и точное раз­граничение их юртов. Для каждой станицы, получившей от Войскового Круга разрешение на оседлость, «правды» точно определяли и ее юрт. После этого станица получала «раз­водную грамоту», которая служила вечным актом земельного владения и охраняла границы юрта от захватов со стороны соседей и влиятельных старшин. При возникновении меже­вых споров между старыми городками также производились проверочные Р. р.

РАЗВЯЗКА - лихость, ловкость.

РАЗДОРСКАЯ - 1) живописная станица на правом бере­гу Нижнего Дона, б. городок Раздоры Нижние; до 1920 г, со­стояла в Первом Донском округе. Один из главных центров донского виноградарства и виноделия; вместе с хуторами ок. 20 тыс. жит.; 2} казачья станица в верховьях реки Медведицы.

РАЗДОРЫ - название городка в дельте Северского Донца; построены Казаками, возвращающимися на Дон, после по­лутора векового пребывания на чужой земле. От основания до 1622 г. здесь находился центр казачьего речного государства, возродившегося на Дону. Здесь собирались Круги, помеща­лась администрация и Главная Квартира Войска. После же 1622 г. Казаки перенесли свои учреждения на Казачий остров, бли­же к Азову.

РАЗИ-разве.

РАЗИН Степан Тимофеевич (дон.) - казачий атаман; родился ок. 1632 г. в станице Зиская, теперь Пугачевская); с мовейской (после Потемкин, юных лет отличался сметливос­тью, мудростью суждения и смелостью. В молодости Р. со­вершил два паломничества в Соловецкий монастырь, о кото­ром на Дону еще помнили, как о тихом казачьем пристанище в тяжелые годы татарских погромов и изгнания с родной зем­ли; бывал он также в Москве, как участник посольской - «Зи-мовой станицы». В 1661 г. по поручению Донского Круга, он дважды ездил к Калмыкам; первый раз для заключения дого­вора о взаимной помощи против Ногайцев, а второй раз - со­провождая к ним московских послов. В битве с Татарами под Молочными Водами (1663 г.) командовал одним из казачьих отрядов и способствовал поражению неприятеля.

Р. был старшиною, т.е. принадлежал к тому слою донско­го населения, который не чувствовал ни в чем нужды и издав­на пользовался особыми милостями московских царей. По своему положению он был обеспечен не только средствами к богатой жизни, но и возможным продвижением на высшие ступени казачьей правящей иерархии. Однако для него это было не все!

В политической жизни Дона наступила эпоха значительных и роковых сдвигов. После заселения Запорожцами Слободской Украины, верхние части Северского Донца, после присое­динения к Московии земли Запорожских Черкасов «от Коното-па до Чигирина» (б. Литовской Украины), когда перед враждебными татарскими и польско-литовскими гранями стали сплошной стеной полки Запорожцев Гетманщины и Слобожан-щины, Войско Донское потеряло значение буферного государ­ственного образования, единственного оплота Московии от мусульманского Юга. Эти перемены грозили Вольному Дону большими осложнениями. Каждый Казак знал, что перед могуществом «белого царя», простирающего свою державную длань в сторону «естественных границ», маленькой республике устоять будет невозможно. А что сулило подчинение Моск­ве, Верховые Казаки знали лучше Низовых из личного опыта. Подновлял их страхи и поток «новопришлых», устремившихся на низы родной реки, после передвижения границ Московии далеко на юг и ликвидации казачьей городовой и станичной службы на прежних московских «украинах». Все они знали, что при покорении Дона их ожидал наплыв спесивых и жадных «начальных людей», уже создавших в Московии для всех ос­новных масс населения подневольное, невыносимое нищенс­кое, рабское существование. Покорение Дона сулило Казакам и непрерывную «службу царскую» при полном обнищании се­мей.

Эти грозные тени, падающие на Дон с севера, мало бес­покоили богатых южан, но над сознанием Верховых Казаков они висели гнетущей тяжестью. Еще большие опасения и не­нависть к московскому строю таилась в душах «голутвенных новоприходцев», только что избавившихся от голодной без­работицы и ожидавших от Дона-Батюшки богатых и великих милостей. Всех их тревожило сознание, что им не избежать судьбы покоренного безответного слуги в том случае, если продвижению Русских в Старое Поле не будут своевременно поставлены преграды. И, может быть, именно потому Р. взял на себя инициативу организации сил сопротивления расту­щему могуществу северного соседа.

В поддержке Верховых Казаков ему не приходилось со­мневаться, потому что они еще сохраняли свежее воспоми­нание о притеснениях и злоупотреблениях «начальных лю­дей» во время станичной и городовой службы их отцов на окраинах Московского царства. Надеялся Р. также привлечь на свою сторону и народные массы Руси, распространяя ло­зунги освобождения от рабства. Вероятно, он пытался дого­вориться и с недавно покоренными нерусскими народами Поволжья.

Не возбуждая подозрений о сокровенных целях, он начал подготовку похода «за зипунами для хозяйственного обзаве­дения голутвенных, т.е. тех Казаков, которые дольше других задержались на окраинах Московии, обеднели и теперь толь­ко возвращались на родной Дон. В начале 1667 г. Верховые Казаки избрали Р-на походным атаманом, а в марте того же года царицынский воевода доносил царю: «На Дону в Панши­не и в Качалинском городах избираются многие Казаки, а ча­ять де, их будет с две тысячи человек».

К маю приготовления были закончены и струги разинцев появились на Волге. Первым пострадал от них большой кара­ван русских судов. Казаки захватили ценный груз, начальни­ков во время боя побили, а 160 человек стрельцов и работ­ных людей попросили в их ряды. После этого Р. пошел к Кас­пийскому морю; не пытаясь овладеть попутными городами ниже Черного Яра, он разгромил полк царских стрельцов Бек­лемишева и в начале июня прошел мимо Астрахани. Скоро его отряд увидели под своими стенами жителя Яицкого городка, которые открыли разницам крепостные ворота и при­няли их как друзей. Р. оставался здесь до весны следующего года, отражая нападения русских воевод. При этом Казаки разгромили несколько стрелецких полков.

Перезимовав в Яицке, разинцы двинулись в конце марта 1668 г. к западным берегам Каспийского моря. В устьях Волги, Кумы и Терека их ожидали значительные пополнения; уже несколько месяцев сюда собирались отовсюду Казаки для соединения с главными силами Походного атамана. Отряд, возросший до 6-ти тысяч бойцов, поплыл на юг к персидским берегам. Там Казаки хозяйничали около года, разорили не­сколько крупных городов и одержали блестящую победу над флотом кызылбашей (Персов). К гирлам Волги они вернулись только в августе 1669 г., отягощенные добычей. Астраханс­кий воевода, для которого казачьи походы на Каспий были обычным делом, принял Р-на и его отряд пушечным салютом и беспрепятственно пропустил его суда к Волго-Донской пе­револоке. На Дону местные участники похода разошлись по домам, а новоприходцы расположились двухтысячным отря­дом на большом острове, поблизости от Кагальницкого город­ка, укрепили его и занялись постройкой новой флотилии.

От этого времени Кагальницкий остров разделил Дон на две части. Население верховых станиц безоговорочно при­знало Р-на своим атаманом, перестало считаться с просьба­ми и угрозами царя и было готово к выступлению против Мос­квы; а в то же время Черкасск с Войсковым атаманом Корни-лой Яковлевым и значительной частью низовых старожитных Казаков готов был продолжать с Москвой военное сотрудниче­ство, ни в коем случае не вмешиваясь в ее внутренние дела. Однако, после удачного Персидского похода, там в глазах низовой «черкасы» авторитет Р-на стоял достаточно высоко. Он приобрел сторонников даже среди местных «домовитых» и без опасения наезжал в Черкасск.

Явившись туда однажды в марте 1670 г., он застал там царского посла Герасима Евдокимова и на Круге оказался достаточно влиятельным для того, чтобы обвинить его «ты приехал де к нам лазутчиком». Возбужденные Казаки посади­ли Евдокимова, как шпиона, «в куль да в воду» Атаману же Яковлеву, выступившему в защиту посла; его крестник Р. при­грозил той же участью.

Молва о планах атамана Р-на пошла широко по всей России. Передавали друг другу, что он призывал «итти на Русь против государевых неприятелей, и изменников, чтоб им из Московского государства вывесть изменников, бояр и думных людей и в городах воевод и приказных людей. И им бы всем постоять и изменников из Московского государства вывесть и чорным людям дать свободу». В глазах Казаков особа пома­занника Божия, царя, стояла вне всяких упреков, за все не­справедливости в государстве были ответственны предста­вители исполнительной власти, непосредственные виновни­ки всех народных бед. Против них и разжигалась ненависть общественных низов России и недавно покоренных народов. С Кагальницкого острова пошли также призывы к гетману Днепровского Правобережья Дорошенко и к Кошевому ата­ману Ханенко. На Дон стали стекаться толпы Казаков из За­порожья и с московских рубежей. Тамбовский воевода Хитро­во доносил в Москву «А сверху де Доном беспрестани к нему идут Казаки и иные беглые люди» Так что к весне 1670 г. Р. имел уже до пяти тысяч войска. В апреле Войсковой круг ра-зинцев постановил начать новый поход на Волгу. Казаки по­шли к: Царицыну, который вскоре сдался и получил управле­ние по казачьим образцам. Скоро та же участь постигла Ка­мышин, Черный Яр и Астрахань. В первых числах июля разинцы двинулись обратно к Царицыну, оставив в Астрахани: двухты­сячный гарнизон с атаманом Василием Усом. В Царицыне Р. сообщил разросшемуся отряду о своем намерении идти на Москву и возражений, не встретил. Круг постановил двигаться в глубь России по Волге, потому что в нижней части она «ныне стала их, казачья», выше по течению проходила по землям сочувствующих инородцев, готовых к восстанию против русской власти. К тому же по воде было легче всего перевозить и людей и грузы снабжения армии.

Отряд Р-на начал движение вверх по реке, непрерывно пополняясь новыми Казаками, Русскими, Мордвинами, Чере­мисами, Татарами и др. повстанцами. Саратов, Самара сдались без сопротивления. 4 сентября 1670 г. двадцать тысяч разинцев подошли к Симбирску. Однако здесь их ожидала неудача; городдержался стойко и дождался подкреплений из Москвы. Неоднократно разбитые свежими полками Барятин­ского, повстанцы сняли осаду и стали отступать в разные сто­роны. Многие из них попали в плен и погибли в руках пала­чей. Дважды раненого Р. Казаки увезли на Дон. Однако здесь они застали иные настроения. Если раньше его планам со­чувствовало большинство Донцов, то теперь при побитом неудачнике осталась только небольшая группа его привер­женцев. Р. попробовал восстановить свой прежний автори­тет; собрав остатки преданных людей, он бросился на Чер­касск, но встретил там решительный отпор и вернулся в Ка-гальницкий городок уже как нарушитель внутреннего порядка на земле Казачьего Присуда. Этим воспользовались сторон­ники мирного сожительства с Москвой. 14 апреля 1671 г.Дон-ской атаман Корнила Яковлев повел своих сторонников на малочисленные силы своего крестника. Ворвавшись в стены городка, они перебили многих его защитников, а самого Р-на схватили и заковали в тяжелые цепи. Скоро, по требованию царя, он был отправлен в Москву, вместе с братом Фролом. Так был нарушен древний закон: «С Дона выдачи нет!» В Москве при допросах Разиных истязали изощренными пытка­ми и 6-го июля того же года Степана и Фрола Тимофеевичей казнили на лобном месте четвертованием.

Русские порабощенные крестьяне безусловно сочувствовали Разину, но не поддержали его достаточно дружно. Они ограничились местными возмущениями и не стремились пробиться к войску атамана. Акты свидетельствуют о том, что главными «приставальщиками» были крестьяне-инородцы: Чуваши, Мордвины, Татары, также как Слободские и Городовые Казаки с Донца, из Тамбова, Саранска, Ломова и т.п. О том же свидетельствуют незначительные размеры разинского войска под Симбирском (всего 20 тыс.). Вместе с тем, память о Степане Тимофеевиче, о его самоотверженном служении ин­тересам народных масс, преклонение перед мощью его духа, не сломленного жестокими истязаниями, сохраняются в русском народе больше, чем среди Казаков. Не одно поволжское пре­дание связано с его именем, ему посвящено много народных песен и литературных произведений, его считают также одним из первых в России революционеров, в 1919 году на месте его казни коммунисты поставили ему памятник. Благодаря всему этому, а также благодаря разинским цепям, висевшим тяже­лым воспоминанием в притворах черкасского собора, свежа память о нем и у Казаков: «Все мы Разина порода, ермаковс-кая семья», говорит казачья поговорка.

Однако, все русское творчество, как и актовый материал, сильно искажают образ этого выдающегося Казака. Р. совсем не поводырь босяковатой российской голытьбы или восстаю­щего крестьянства, как его часто изображают, а вождь широ­кого идеологического движения, возникшего в казачьей среде и имевшего основной целью борьбу за человеческую личность и, прежде всего, за человеческое достоинство Казаков, став­ших, в результате несправедливостей русских «начальных людей», из служилых Казаков голутвенными Казаками. Дер­зающий и смелый военачальник, которому совсем не подхо­дит имя «Стенька», как его называют Русские. Голландец Ян Стрейс, очевидец его пребывания в Астрахани, записал о его внешности: «Это был высокий и степенный мужчина крепкого сложения с регулярными чертами гордого лица. Он держался скромно и с большим достоинством».

Следуя московским актам, некоторые русские авторы представляют Р. в виде какого-то безжалостного убийцы, а это совсем не отвечает исторической действительности. Вре­мя было суровое, борьба жестокая, но предполагать в казачьем атамане кровожадного зверя нет данных. Его карающая десница не падала на всех дворян без разбора; наказыва­лись только открытые враги и виноватые. «А которые цивиле-вя дворяня и дети боярские и мурзы и татаровя, похотев за одно тоже стоять, за дом Пресвятыя Богородицы и за всех святых, и за великого государя, и за благоверных царевичев, и за веру православных крестиан, и вам бы, чернь, тех дворян, и детей боярских, и мурз, и татар ничем не тронуть и до­мов их не разореть». Так писал Р. в одной из «прелестных гра­мот» для Цивильского уезда {сентябрь 1670 г.). Один из советс­ких историков даже поставил ему упрек, что он своевременно не прикончил с оппозицией домовитых Казаков, уничтожив атамана Яковлева и других сторонников Москвы (В.И. Лебедев, Крес­тьянская война под предводительством Степана Разина, М. 1955). Имеется достаточно оснований, что все поступки Р-на направлялись волею казачьих Кругов, причем и в казнях и в миловании первое слово принадлежало народному усмотре­нию.

Теперь, когда время несколько сгладило память о деятель­ности этого атамана, казачья национальная история хочет видеть в Степане Тимофеевиче Р-не борца за интересы Дона. Предполагается, что, лелея в душе какие-то чисто казачьи планы, он просто не успел их осуществить и выявить; что глав­ной целью его движения было ослабление могущественного соседа и укрепление политических позиций независимой ка­зачьей государственности, что бурное развитие начатого им дела, помимо воли, увлекло его далеко в сторону, заставило отдать слишком много сил чужим интересам и привело к пря­мо противоположным результатам: после неудачного завер­шения смелого разинского предприятия, Донские Казаки дол­жны были поневоле смириться и под присягой обещать царю больше не допускать в своей среде никаких выступлений про­тив московских порядков. По тексту присяги, они должны были бороться тайными заговорами против государя, заговорщи­ков присылать в Москву и самостоятельных сношений с ее врагами, Поляками, Татарами и Немцами не вести. Таким образом подрывался, существовавший до сих пор, суверени­тет Дона в области внешних сношений, а одновременно лик­видировалось старинное право Донских Казаков «не выдавать с реки».

РАИНА - пирамидальный тополь.

РАЙТАРЫ - немецкие кававалеристы, служившие как и Казаки, чужим монархам, в частности королям Польши, Фран­ции и царям московским.

РАКИТЯНСКИЙ Петр (куб.)-рожд. 1887 г., ст. Бесскорб­ной; во время Первой мировой войны служил в 3-м Пластунс­ком батальоне и попал в плен к Австрийцам, умер в лагере военнопленных и погребен в братской могиле на православ­ном кладбище г. Самбора, обл. Бачка.

РАМАЗАНОВ Петр Емельянович (дон.) Когда Петр I при­был в Черкасск 19 апреля 1709 года и лично занялся след­ствием, то выяснилось, что предавший К. Булавина Войско­вой атаман Зерщиков и ряд других старшин тоже были заме­шаны в восстании. По приказу царя они все были казнены. После этого он уже не разрешал Войску выбирать себе ата­мана и собственною волею как отмечает А.И. Ригельман «по­жаловал им из них же в войсквые атаманы Петра Емельяно­ва сына Рамазанова по смерть его» Р. стал точным исполни­телем воли императора и умер в 1715 г.

 РАМО (некр.) - плечо.

РАСКОЛ - отделение части духовенства и мирян от гос­подствующей русской Православной Церкви, по причине не­согласия их с реформами патриарха Никона (1652-1658).

По мнению патриарха, многие места старых богослужеб­ных книг не совсем удачно передавали смысл греческих ори­гиналов. Созванный им в 1654 году Собор епископов согласился с ним и постановил переиздать книги, предварительно исправив в них все обнаруженные ошибки.

Исправления не нарушали догматов веры, а касались ис­ключительно церковных правил и обрядов. Речь преимуще­ственно шла о принятых и вошедших в традицию: двуперст­ном крестном знамении, служении Литургии на семи, а не на пяти просфорах, хождении «посолонь» (по солнцу) при кре­щении младенцев вокруг купели, а при венчании - вокруг ана­лоя, сугубом (двойном) возгласе «Аллилуя!», начертании име­ни Христа - Исус и т.п. Все это были обычаи, освященные не только временем, но и решениями прежних русских епископ­ских Соборов. Поэтому православные ужаснулись, услышав распоряжение изъять старые книги и принять к руководству -новопечатные. Многие признали нововведения патриарха неправославными и ненародными. Они не захотели расстать­ся со старыми своими обычаями в церковной жизни и в быту, сохранили прежние книги и все особенности привычного об­ряда, т.к. считали, что праведность достигается только точ­ным его соблюдением.

Но новшества были объявлены непререкаемым законом. Они исходили от высшей церковной власти и поддерживались властями гражданскими, которые в борьбе с «раскольника­ми» не гнушались никакими мерами принуждения. Поэтому в стране восторжествовало официальное православие, а ста­рообрядцы остались в меньшинстве. К началу XX века ста­рый обряд сохраняло еще до 10% христианского населения России.

Старообрядчество долгое время господствовало и в ка­зачьих обществах на севере Дона, на Яике и на Тереке. У Запорожцев и на юге Дона церковная реформа вызвала меньшие протесты. Зато «раскольники» составили наиболее на­дежные кадры атаманов Степана Разина и Кондратия Була­вина. В результате их неудач, уже со времени Разина Каза­ки-старообрядцы в большом числе появились за турецкой границей на реках Куме и Кубани. Емельян Пугачев тоже пользовался их поддержкой. По актам XVIII в. известно, что на Дону и на Яике - Урале большинство Казаков оставалось еще там приверженцами старого обряда и чем больше их притесняли, тем крепче они держались своих религиозных идеалов.

РАССКАЗОВ Филипп Федотыч (дон.) - стан. Березовс­кой, хут. Заплавка; в 1930 г. вывезен насильно неизвестно куда.

РАССТЕБЫВАТЬ - расстегивать.

РАССЫПНОЙ СТРОЙ - расположение бойцов в одну ред­кую линию; в казачьей коннице то же, что и лава, в пехоте же пластуны располагались в стрелковой цепи с интервалами в два, три и больше шагов, чтобы избежать сильного пораже­ния боевым огнем неприятеля.

РАСХЛЕБЕНИТЬ - отворить настежь.

РАХМАНКА - молоки красной рыбы, осетра, севрюги и т.п.

РАХУНКИ НЕ ДАТЬ (дон.) - не справиться с делом.

РАХУНКУ ДАТЬ (некр.) - довести дело до конца.

РАШПИЛЬ Григорий Антонович (куб.)- род. 26 сентября 1801 г., Черноморский Наказной атаман, генерал-лейтенант. Получил домашнее образование и по дворянскому званию в возрасте 17 лет зачислен юнкером в Лейб-гв. Черноморский эскадрон. Здесь он быстро продвигался по службе и в 1844 году, уже в чине генерал-майора, назначен начальником Войскового штаба Черноморцев; через пять лет, после производства в чин генерал-лейтенанта, назначен Наказным атаманом Черноморского Войска, а одновременно и командующим вой­сками Кавказской Линии.

На этих постах ему с Казаками пришлось вести постоянную изнурительную войну против горцев, а кроме того в годы 1847-1849 провести в жизнь мероприятия против холерной эпидемии и цинги, широко распространившихся среди Черноморцев. Вместе с тем ген. Р. провел ряд нововведений в служебной и частной жизни Казаков, соответственно с требованиями их особенного положения. В Екатеринодаре он учредил учебную команду для подготовки урядников, а в станицах по его настояниям открылось много школ. При его поддержке в ст. Тимашевской основан женский монастырь со школою для казачьих девушек.

Во время правления атамана Р-ля заложены станицы Должанская и Камышеватская, а также Ейский городок, заселенный мещанами, выходцами с Гетманщины, и другими свободными людьми. Тогда же на «Новую Линию» по р. Лаба в станицы прибыли остатки Запорожцев, 1880 семей из губерний Полтавской, Черниговской и Харьковской.

Атаману Р-лю пришлось руководить обороной всех этих прикубанских станиц, но ему же удалось наладить деловое общение между Казаками и Горцами путем поощрения торгового товарообмена. В городе Екатеринодаре он периодически устраивал ярмарки, на которые широко привлекались и жители горских аулов с их продуктами. Беднякам из их числа давалась возможность заработать у Казаков на жизнь, поступив на службу чабанами, табунщиками или другими сельско­хозяйственными рабочими. При этом сам атаман старался узнать и записывал статьи обычного права Адыгейцев (Адат). Благодаря этому, он обзавелся многими знакомствами и куначествами, став весьма популярным лицом среди жителей гор. Князья замиренных аулов не раз приезжали к нему со своими бедами и спорами, а получив от него совет с готовностью его выполняли. Генерал Р. был Наказным атаманом до 1852 года, после чего уволился в отставку и устранился от всякой деятельности.

РЕВОЛЮЦИЯ - насильственный переворот в социально-политической и духовной жизни народа, имеющий целью нис­провержение существующего порядка и замене его новым. Ту же цель ставили себе общественные силы России, подготовив и совершив Февральскую Р-цию 1917 г. Большинство Казаков приняло ее как радостную возможность возвратиться к прежним обычаям народоправства, сократить тяготы поголовной обязательной военной службы с собственным сна­ряжением и тем увеличить подорванное благосостояние семей. Но последовавший за нею Октябрьский переворот нарушил стройное течение казачьих политических и экономи­ческих чаяний, заставил в борьбе за свои земли и идеалы пролить море крови и в конечном результате покориться насилию. Советская власть принесла нашему народу неисчислимые бедствия.

Под революцией понимается также всякое внезапное потрясение устоев науки в связи с новыми открытиями.

РЕГАЛИИ - знаки государственной и местной власти у Казаков: перначи, насеки, бунчуки, знамена, штандарты и т.п.

РЕГУЛЯРНЫЕ ВОЙСКА - состоят из молодых людей, призванных для прохождения службы и обучения военному строю в постоянно существующие полки; в Русской армии Р. войскам противопоставлялись войска иррегулярные - казачьи и туземные, которые несли службу на основании особого положения с собственными лошадьми, сбруей, обмундиро­ванием и холодным оружием. В Р. в-ках все это солдаты получали от казны.

РЕДЕЛЯ - князь Косагов; в 1022 г. Томаторканский князь Мстислав пошел на него войной. В Никоновской летописи: «Слышав же се княз Касажский Ределя изыде противу ему, и ставшема обема полкома противу себе». Тут Р. предложил Мстиславу разрешить спор о владении Касагами путем еди­ноборства, не вводя в дело дружины. «И сняста ся бороти крепко, и борящимася има». Р. был побежден Мстиславом и убит, после чего его земля с населением, которое русские летописи называют Касогами, Касагами, Косагами и Казяга-ми, перешли во владение Томаторкани.

РЕЕСТРОВЫЕ КАЗАКИ -часть Запорожских Казаков, принятых на постоянную королевскую службу в Речи Посполитой и записанные в специальный реестр. Они верстались из среды тех Ордынских Казаков, которые оставив ханов, пришли из-за порогов вместе с семьями в конце XV в. и поселились на окраинах Вел. Княжества Литовского. Несколько сот из них записано впервые в реестр при короле Сигизмунде Августе в 1572 году, но порядок их службы оформил только следующий король Стефан Баторий. Р. К. приносили присягу на верность королю и Речи Посполитой, получали жалованье, в гражданских правах равнялись с мелкой шляхтой, имели право избирать своих командиров и главного начальника-гетмана, а зато, в качестве территориального ополчения, должны были находиться в постоянной боевой готовности, обороняя границы государства от неожиданных татарских набегов. Им же приходилось усмирять украинских крестьян, когда те восставали против своих панов, а также участвовать в походах на Москву и Крым.

В распоряжении Р. К-ков находился город Трахтемиров, где помещалась ставка гетмана, войсковая скарбница, архивы, арсенал, госпиталь и приют для бессемейных инвалидов." Гетман Р. К-ков имел право непосредственных сношений с королем и титуловался «Гетман его королевского величества Войска Запорожского». Р. К. стали надежными королевскими слугами в борьбе с внешними врагами, но оказались совершенно непригодными для подавления восстаний местных Казаков, не попавших в реестр и сопротивлявшихся попыткам польско-литовских магнатов уравнять их в правах со своими «подданными» - Украинцами. В связи с этим, шляхта постоянно требовала от короля уничтожить реестр, а восстающие Казаки добивались распространения шляхетских прав реестровцев на всех Запорожцев, проживавших в Речи Посполитой, или увеличения числа записанных в реестр до 50-60 тысяч. Поэтому количество Р. К-ков в разное время было неодинаковым, зависело от успехов казачьих восстаний и колебалось между 20-40 тысячами. Реестр прекратил, существование после того, как разрозненные восстания Запорожцев обратились при гетмане Богдане Хмельницком в тотальную Казачье-польскую войну, закончившуюся в 1654 г. отпадением казачьего Левобережья от Речи Посполитой.

РЕЗКА (некр.) - громко, быстро, очень сильно: «резка возрадовались, резка истомилися».

РЕЗУНОВ Владимир Владимирович (амур.) - род. около 1897 г., хорунжий. Мать потерял в младенчестве, а отец убит в Китае 17 июля 1900 г. во время Боксерского восстания; рос и воспитывался в семьях офицеров 1 -го Амурского казачьего полка Романа Андреевича Вертопрахова и Андрея Дмитриевича Кузнецова. Благодаря несчастному случаю в детстве потерял один глаз и потому должен был отказаться от военной карьеры. При материальной помощи полка и родного Войска, окончил гимназию в Благовещенске и стал студентом-медиком Харьковского университета. Но закончить курс до революции 1917 года не успел, возвратился на Амур и, несмотря на физический недостаток в 1919 году из Хабаровского военного училища произведен в чин хорунжего; участвовал в боях и походах, а после того как Казаки оставили Приморье, через Корею попал в Шанхай. Там несколько лет служил в английской фирме. Когда же коммунисты захватили власть и в Китае, Р. был вывезен на остров Тубубао и дальше в Австралию. Умер 4 августа 1959 года от раковой опухоли в мозгу, погребен в Сиднее.

РЕЙД - 1) нападение на тылы противника. В старое время, при полевых маневренных войнах, Рейды совершали отряды конницы с артиллерией; прорвавшись через линию расположения противника и действуя некоторое время в его тылу, они прерывали его связь, нарушали регулярное снабжение передовых частей, взрывали мосты, сжигали склады амуниции, расстраивали тактические резервы и т.п.

Кавалерийские рейды стали почти невозможными, при сплошных укрепленных полосах фронта; теперь их совершают колонны танков и авиация. 2) Участок моря перед входом в порт; в том случае, если он закрыт от ветров и не особенно глубок, суда могут становиться там на якорь.

РЕЙД МАМОНТОВА - классический образец кавалерийского рейда, совершенного IV Донским конным корпусом по тылам Красной армии под командой генерала К.К. Мамонтова, при начальнике штаба генерал-майоре К.Т. Малиновском.

Идея Р. М. возникла в штабе Донской армии летом 1919 г., но подготовка к нему заняла больше времени, чем предполагалось, и потому выполнение этой операции началось уже тогда, когда ленинцы сосредоточили для наступления на фронте крупные силы. Ген. Мамонтов получил задачу подготовить свой корпус к набегу только 16 июля (все даты по новому стилю). Он должен был сам прорвать фронт красных между Борисоглебском и Бобровом и, действуя на их тылах, способствовать продвижению вперед Донской и Добровольческой армий.

Корпус был готов к выполнению этой задачи только ко 2 августа. К этому времени в его составе находились: 9-я Дон. конная дивизия ген. Секретева (8-я кон. бригада ген. Н.М. Кучерова, 11-я кон. бригада ген. Калинина, 12-я кон. бригада ген. Каргальского) и 10-я Дон. конная дивизия ген. Толкушкина, (9-я кон. бригада ген. Татаркина и 13-я кон. бригада ген. А.П. Попова), всего 15 полков, общей численностью в 9.000 шашек при 20 орудиях, каждое на четырех уносах, и несколько броневых автомобилей.

Сосредоточив IV корпус в районе ст. Урюпинской на реке Хопер, ген. Мамонтов 4 августа ударил на красных в северо-западном направлении, прорвал их фронт и двинулся на север, поражая противника в попутных боях. К 9 августа была расчищена широкая дорога в стыке 8-й и 9-й сов. армий, а корпус сосредоточился в районе Еланского Колена. Только здесь участники рейда узнали о задаче корпуса. Было приказано облегчить обозы и все лишнее с ранеными отправить в тыл. Крупные потери, понесенные во время прорыва фронта, возмещены 80-м Дзюнгарским калмыцким полком.

-10 августа корпус двинулся в прорыв, сметая встречные полки красных и подошел к Тамбову, распустив по дороге десятки тысяч пленных красноармейцев. 18 августа части ген. Мамонтов ранним утром уничтожили заслон, захватили батарею и ворвались в город. Здесь Казаки находились три дня, взорвали железнодорожный мост через реку Цна, сожгли военный завод и склады боевой амуниции, а содержание интендантских складов раздали населению. Уничтожена также база снабжения на станции Пушкари, имевшая на складах миллионы ружейных патронов, сотни тысяч артиллерийских снарядов и 9 погребов пороха. Под Тамбовом была взята в плен вся советская Тульская пех. дивизия, часть которой пожелала остаться при корпусе под командой полковника Дьяконова.

Заняв Тамбов, передовые части Мамонтовцев повели наступление на г. Козлов, где находился штаб советского Южного фронта. 22 августа, после четырехдневных боев на укреплениях города, он был взят атакой 45-го Платовского полка под командой войскового старшины Бодрухина. Советский штаб бежал в г. Орел.

Здесь уничтожены: интендантская база, инженерный и санитарный склады, громадный запас артиллерийских снарядов, много автомобилей, мотоциклетов и несколько аэропланов.

25 августа ген. Мамонтов двинул свои корпус дальше, причем главные силы пошли прямо на запад к г. Лебедянь, в то время как правофланговые полки заняли на время гор. Ранненбург, а левофланговые удерживали жел. дорогу Козлов-Грязи.

28 августа, пройдя за три дня около ста километров, ген. Мамонтов без боя вошел в гор. Лебедянь, на правом высоком берегу Дона, а в ночь на 1-е сентября части корпуса заняли Елец, где захвачены большие запасы военного снаряжения и взорвано 36 вагонов со снарядами.

Через три дня полки двинулись тремя колоннами на юг и на восток. 6-го сентября ими заняты станции Касторная и Грязи. В тот же день к-р корпуса получил категорический приказ командующего Донармии, двигаться дальше на юг и содействовать 3-му Донскому корпусу в его боях с 8-й сов. армией. На следующий день одна из колонн заняла Усмань, а к 11 сентября все три колонны, объединившись, ворвались в г. Воронеж.

В дальнейшем предстояла задача прорваться обратно к своей армии через насыщенный войсками фронт противника. Ген. Мамонтов произвел диверсию в районе Боброва, а когда сов. командование направило туда значительные подкрепления из резервов, весь корпус переправился на западный берег Дона и прошел по тылам красных к стыку Донской и Добровольческой армий; по пути разгромил 1-ю сов. стрелковую дивизию и на ее фронте встретился с Кубанцами 3-го конного корпуса ген. Шкуро. Это произошло 18 сентября, а через три дня части ген. Мамонтова снова вошли в состав Донской армии.

Корпус достиг значительных успехов, но один нанести решительное поражение неисчислимым силам противника был не в состоянии. Ген. Деникин отнесся к успехам генерала Мамонтова довольно скептически, хотя сам использовать его рейд не сумел. Объективную оценку Р. М. получил только со стороны противника. Б. командующий сов. Южным фронтом, царский полковник ген. штаба А.И. Егоров, дал о нем такой отзыв: «Своим движением на север, вместо района Лисок, Мамонтов бесконечно расширил цели и задачи своих действий, в расчете, очевидно, на восстание крестьянства и городской буржуазии против советской власти. Это, конечно, авантюра, но Мамонтов, имея более сильные средства для достижения менее обширных задач, был здесь в меньшей степени авантюристом, чем сам Деникин. К тому же, в отличие от Деникина, сам осуществлял свои идеи и - надо быть откровенным - имел с первых же дней рейда много ярких доказательств правильности своих расчетов. Мамонтов не добился основного: крестьянство не восстало».

А.И. Егоров считает, что Р. М. принес казачьему оружию много выгод: 1) рейд производился в достаточной связи с основными операциями фронта, имевшими задачей сорвать готовящееся наступление красных и облегчить успех наступления Казаков. 2) За время рейда ген. Мамонтов отвлек на себя с фронта и тыла 5 стрелковых дивизий, одну стр. бригаду, часть 3-й стр. дивизии, конный корпус Буденного, 5 полков коммунаров, Тамбовские пехотные курсы, многочисленные местные формирования и отряды, бронепоезда и летучки. 3) Р. М. коренным образом нарушил управление Южным фронтом, заставил метаться его штаб между Козловом и Орлом. 4) Основательно разрушил железнодорожную сеть. 5) Уничтожил склады и базы Южного фронта, нанеся тяжкий удар всему его снабжению.

Крестьяне не восстали! А деникинские пропагандисты все время старались убедить Казаков, что русский народ очнется от революционного угара. И когда «Русь поймет, кто ей изменник», кадры Добрармии получат миллионные пополнения. Тогда ее вожди сами справятся с установлением порядка в «единой, великой и неделимой» России, а Казаки смогут спокойно возвратиться к своим мирным делам.

Но Р. М. показал воочию, что внутри России еще не народились силы противодействия ленинцам. В плен попадали солдаты и командиры из разных слоев населения б. империи, а пополнился корпус только «каплей в море», горсточкой солдат и офицеров Тульской дивизии. Остальная масса военнопленных, свыше ста тысяч человек, предпочитала воспользоваться разрешением ген. Мамонтова и расходилась по домам, чтобы вскоре снова оказаться в рядах Советской армии.

Ближайшее знакомство с зафронтовой действительностью углубило сомнения Казаков в возможности справиться собственными силами с огромной и враждебной Россией, помощь же ни откуда не приходила. Таким образом, Р. М., несмотря на его блестящий военный успех, косвенно способ­ствовал упадку духа и поражению доблестных, но малочисленных казачьих армий. (По данным есаула Е.Е. Ковалева).

РЕЛИ - качели, а иногда - виселица.

РЕЛИГИЯ -духовное учение вместе с внешними обрядовыми формами, в которых различные народы и отдельные в них общества проявляют свою веру в Бога, создавшего мир, планирующего порядок жизни Вселенной и ею управляющего.

На низших ступенях развития люди верили, что их жизнью распоряжается несколько богов, и таких языческих рели­гий существовало много с их особенными обрядами. При постепенном развитии культурного мышления политеизм (многобожие) стал исчезать и уступать место монотеизму - вере в Единого Бога. Теперь во всем мире господствует четыре основных вероучения: христианство, старозаветное иудейство, буддизм и магометанство. Из христианства возникли - греческая ортодоксальная Р., русское православие со старообрядчеством и многими сектами и римско-католическая Р. со многими протестантскими отпадениями, магометанство поделилось на шиитов и сунитов; буддизм сохраняется в конфуцианстве, ламаизме, браманизме и других Религиях.

Казачьи предки тоже вначале были язычниками, но в результате многовекового и непосредственного общения с Греками и христианами Кавказа они стали поклоняться Единому Богу, в некоторых случаях уже от пятого-шестого века. Окончательное же торжество христианства среди Казаков относится к тому времени, когда нашу землю посетил св. Кирилл (около 860 г.).

РЕЛЬ - заливной луг в речной пойме.

РЕМЕЛЕВЫ (дон.)-ст. Потаповской: 1) Даржа Иванович род. 2 апреля 1892 г; народный учитель, калмыцкий общественный деятель, сотник. Окончил Казанское военное училище и служил офицером в Донском полку. После революции 1917 г. был представителем своей станицы на Донском Круге, участвовал в Степном походе и в дальнейшей борьбе за Дон (1918-1920 гг.). Раненым эвакуировался из Крыма в Тунис, откуда по излечении перевезен в Болгарию. От 1923 г. по 1934 г. Р. состоял классным надзирателем в пражской русской гимназии (Чехословакия). После Второй мировой войны оказался в Германии, где избран секретарем Калмыцкого Национального Представительства. В 1951 г. ему удалось преодолеть препятствия расового характера, ставшие на пути переселения в США. Раньше американский консул и Комиссия по делам эмиграции и натурализации постановили, что согласно закону «супруги Ремелевы, из-за своего калмыцкого происхождения, не принадлежат к белой расе, а потому не могут быть допущены к натурализации в США». Но после апелляции, суд в Вашингтоне и генерал-прокурор отменили это постановление, признав Калмыков народом европейской расы.

Благоприятное разрешение личного дела Д. И. Р-ва открыло дорогу в США и всем другим Калмыкам, оказавшимся в Западной Европе.

Переехав в Америку Р. проживал в г. Филадельфия (шт. Пенсильвания) и там умер 15 мая 1957 г. 2) Саран Дбмович род. в 1894 г.; подъесаул. В 1915 г. из Новочеркасского казачьего училища выпущен в Донской полк, с производством в чин прапорщика; участвовал также в Степном походе и в борьбе за Дон (1918-1920 гг.); командовал сотней в 80-м Калмыцком Дзюнгарском полку, трижды ранен и награжден орденами. От 1920 г. -эмигрант; с 1924 г. до Второй мировой войны выступал с парижской группой джигитов. Умер в 1942 году.

РЕПИН Илья Ефимович - известный художник; считают, что его род происходил от Запорожского Казака. Написал блестящую по выполнению картину «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

РЕСПУБЛИКА ГОРЦЕВ СЕВ. КАВКАЗА - провозглашена 11 мая 1918 г. В ее состав предполагали войти все горские народы, но в момент провозглашения независимости западные области оказались отрезанными от центра во Владикавказе и потому не смогли присоединить свои земли к новой республике. Ее фактическими участниками стали: Чечня, Дагестан, Ингушетия, Осетия и часть Кабарды. Во главе управления Съезд объединенных Горцев поставил Чеченца Абдул-МаджидТапу Чермоева, Кабардинца Пшемахо Коцева, Кумыка Гайдара Баммата, Дагестанца Нух-Бек Шамхала Тарковского и Ингушей. Висангирея и Магомета Джабагиевых. Вначале сторонники горского объединения предполагали войти в Юго-Восточный Союз и уполномочили Чермоева и Баммата подписать соглашение о его образовании, но по настоянию турецкого правительства Союз Горцев выделился в самостоятельное государство, союзное с единоверной Турцией, которая обещала республике всемерную поддержку и помощь. После этого в Юго-Восточном Союзе остались Балкары, Карачай, Адыге и часть Кабарды.

В начале марта 1919 г. Р. Г. С. К. выслал свою делегацию на Версальскую мирную конференцию, поставив ей целью добиться признания самостоятельности Сев. Кавказа. В июле м-це того же года, бывшие также в Париже представители Кубанской Рады заключили с Горцами «Союз Дружбы», взаимное признание независимости, предусматривающее военное сотрудничество и тесное экономическое сближение.

Подписали этот договор со стороны Кубани Л. Быч, В. Савицкий, А. Калабухов и Айтек Намиток, а со стороны Горцев Топа Чермоев и Гайдар Баммат.

По этому поводу генералы Деникин и Врангель произвели в Екатеринодаре нечто вроде государственного переворота. Они казнили подписавшего договор свящ. А. Калабухова, принудительно выслали за границу 12 членов Кубанской Рады и терроризировали этим власти Кубанского Края. Незадолго перед этим Добрармия заняла своими войсками весь Сев. Кавказ и ген. Деникин объявил Р. Г. С. Р. незаконным образованием, а ее руководителей признал изменниками, подлежащими военному суду. Р. Г. С. К. была ликвидирована и в советское время, как объединенное государство, не возродилась.

РЕЧНЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ - погребения в могилах устроенных на дне реки. Благодаря своему положению, Р. П. почти не обнаруживаются археологией, но стали известны по описаниям, составленным некоторыми древними авторами. Самое раннее принадлежит перу Алангота Иордана, описавшего похороны вестготского короля Алариха, состоявшиеся в V в. по Р. Хр. в Южной Италии: «Готы оплакивали его по своей огромной любви к нему; они отвели из русла реку Бузент около города Консенции, а река эта, ниспадая с подножья горы, течет целебной струей как раз близ этого города; посредине русла этого потока они, собрав толпу пленных, вырыли место для погребения и туда, в лоно этой могилы, опустили Алариха со множеством сокровищ, з затем вернули воды обратно в их русло. Но чтобы никто не узнал того места, землекопы были все умерщвлены».

Через пять веков подобное погребение царя Казаров описывает арабский путешественник Ибн Фадлан: «Если он ум-Рет, то строится для него большой двор, в котором - двадцать домов и в каждом из этих домов для него вырывается могила. Измельчаются камни настолько, что они делаются похожими на глазной порошок, и расстилаются в ней, и по-верх этого накладывается негашеная известь. А под двором река и река большая, текущая и они помещают эту реку над этой могилой и говорят: «Чтобы не добрался до нее ни шейтан, ни человек, ни черви, ни насекомые». Когда он похоронен, то рубить шеи тем, кто его хоронит, чтобы не было известно, в каком из домов находится его могила. Могила его называется рай и говорят: «Он вошел в рай». И все эти дома выстланы парчей, сотканной из золота».

РИГЕЛЬМАН Александр Иванович (1720-1789) - русский генерал-майор, инженер. В 1738 г. окончил инженерный корпус, получил чин подпоручика и в следующем году отправлен в Турецкий поход. Был в Хотине и в Яссах. Р. оставил очень обстоятельные труды, касающиеся по большей части Казаков. Изданы его книги: «История или повествование о Донских Казаках из российских и иностранных историков, летописей, древних дворцовых записей и из журнала Петра Великого», Москва. 1778 г. и «Летописное повествование о Малой России и ее народе и Ка­заках вообще. Отколе и из какого народа оные происхождение свое имеют, и по каким случаям они ныне при своих местах обитают, как то: черкасские или малороссийские и запорожские, а от них уже донские, а от сих яицкие, что ныне уральские, гребенские, сибирские, волгские, терские, некрасовские и пр. казаки, как равно и слободские полки», Москва, 1847 г. Р. оставил также материалы по истории Гребенских Казаков. Ему же вначале приписывалась «История о Казаках Запорожских» неизвестного автора, Москва, 1847 год. Но единого мнения о ее авторе нет; эту историю приписывают также И.И. Неплюеву.

Бодянский, издатель и комментатор книг Р-на, пишет в предисловии, что их автор два года находился в обществе Запорожцев, участвовавших в Турецкой войне, а потому «мог довольно присмотреться к витязям Запорожских степей, еще больше, когда был назначен правительством к разграничению с Отоманской Портой земель, где имел прекрасный случай хорошо изучить все Запорожские владения, равно как и их самих». «Правда, он позволил себе в Летописном повествовании многие против них выходки, чего в Описании или Истории нет; но выходки эти условлены были тогдашними обстоятельствами и отношением нашим к Запорожцам и наоборот». «Летописное повествование» Р. кончал тогда, когда русские полки уже разгромили Сич. Но несмотря на такие «выходки» он все-же, среди ранних русских историков, может считаться автором наиболее осведомленным и авторитетным. При этом особенную ценность его работам придает личный контакт с Казаками. Будучи молодым инженером, он состоял в команде по установлению граничных знаков, согласно с условиями Белградского мира (1739 г.), от Ю. Буга и речки Синюхи вдоль Тясьмина, через Днепр по Самаре и Кальмиусу к Азовскому морю. Сичевой Низ оставался южнее этой новой границы, но общаться с Казаками Р. имел возможность повсюду и таким образом узнавал о них все, что касалось Низа, р. провел много времени и на Дону. По всему этому его записи приобретают ценность первоисточника.

Как историк, Р. считал Казаков «Славянами алянского роду», т.е. славянскими жителями древней Алании, а название наше производил от имени вождя одного из степных племен, прославившегося победой над Татарами-Печенегами. «Начало Казаков, пишет он, происходит со времени 948 г. от славного победителя Татар Касака и по его имени проименовалось воинство его Казаками». Но он считает, что Казаки имеют основание пользоваться и именем принятым для них в летописях: «Если вести им имя особое, то следовало б называться по пришедшим в Украину из Черкесской Кабарды, Черкесам, которые, смесившись с Украинцами вообще поименовались тем именем, коим и доныне еще именуются. Притом доказывает и то, что сходство лица, одежды и несколько жительства, обычаи и во многом обряды равные с Черкесами имеют». Он говорит о имени «Черкасы», принятом в России для Запорожцев до восемнадцатого века, но не упоминает, что Днепровскую Украину в конце XII! в., когда туда переселилась часть Черкасов, населяли почти исключительно Татары и остатки тех же Черкасов Черных Клобуков.

Р-ну удалось записать и некоторые казачьи предания. Запорожцы ему говорили, что они происходят «от народа Козарского и поселились при Днепре реке и оттоль распространились по всем тем местам, где ныне обитают». От Донцов же он слышал, «будто бы они от некоих вольных людей, а больше от Черкес и горских народов взялися и для того почитают себя природою не от московских людей и думают заподлинно только обрусевши, живучи при России, а не Русскими людьми быть». «Иные-же мнят о себе из народов Роксоланских, Донцы же от Черкес. Прочие же от неких вольных людей, кои якобы не принадлежали ни к какому владению, как только под защитой тех областей, к которым они прикосновенны состоят. И для того непочитают себя, чтоб они подлинно были из русских людей или чьи бывшие подданные». В его записях сохранились так же предания других Казаков (см. Гребенские Казаки). Ни у кого другого нет такого подробного описания и зарисовок казачьего национального костюма XVIII века, как у Р-на.

РОА - сокращенное название Русской Освободительной армии (см) Во время Второй мировой войны солдаты русских военных формаций при Германской армии носили на Левом рукаве голубой щиток с этими тремя буквами.

РОГАЧЕВЫ (дон.) - ст. Березовской 1) Артем Федорович, арестованный в 1933 г., умер на работе в местном, концлагере «Сулак»; 2) Прокопий арестован агентами ОГПУ в 1933 г. и сослан неизвестно куда, а семья заморена голодом.

РОГОВСКАЯ (куб.) - станица Таманского отдела на левом берегу степной речки Кирпили. Основана Черноморца­ми, Казаками Роговского куреня Запорожской Сичи в 1792 году. К 1920 году около 8 тыс. жителей, одна пятилетняя и три трехлетних школы, две церкви; старая деревянная в форме «корабля», ровесница станицы, и новая кирпичная в византийском стиле. Цветущая торговля, кредитное товарищество, вальцевая мельница и другие промышленные предприятия для обслуживания местных нужд.

РОГОЖИНЫ (терск.) - ст. Червленой: 1) Анатолий Иванович родился 12 апреля 1893 года, гв. полковник. После владикавказского кадетского корпуса и сотни Николаевского кавалерийского училища произведен в чин хорунжего и от 1913 г. состоял на службе в Кизляро-Гребенском каз. полку; в 1916 г. назначен в собственный конвой государя, а после революции 1917 г. всю Гражданскую войну находился в Кубанском гвардейском дивизионе; в эмиграции от 1920 года продолжал числиться в его кадрах и во время Второй мировой войны с ним же поступил в Русский корпус противников СССР; награжден немецким Железным крестом и от апреля 1945 г. был командиром корпуса. Благополучно здравствует в США. 2) Михаил Федорович родился ок. 1892 г. Призванный на службу в собствен­ный конвой императора, стал ст. урядником 4-й Терской сотни, а после революции, во время борьбы за Казачью Идею, отличился в боях и произведен в чин хорунжего; от 1920 г. находился в эмиграции и при формировании Русского корпуса противников СССР вступил в его ряды. Умер в Германии 25 мая 1949 г.

РОДИМЦЫ (некр.) - родственники.

РОДИМЫЙ КРАЙ - двухмесячный казачий журнал; его издатель Донское Войсковое Объединение. Выходит в Париже от 1953 г., как орган общеказачьей надпартийной мысли, при фактическом редакторе Б.А. Богаевском. За многие годы регулярного появления в свет, поместил на своих страницах богатый мемуарный материал в воспоминаниях современников нашей тревожной эпохи.

РОДИОНОВ Амвросий Иванович (дон.) - род. 8 декаб­ря 1897 г., ст. Николаевской; борец за Дон; в 1920 г. ушел в эмиграцию; как убежденный националист, вступил в ряды Вольно-Казачьего Движения. Умер 24 декабря 1961 г. в Гамбурге (Германия).

РОДИОНОВ И.А. (дон.)-род. ок. 1880 г., ст. Мариинской; писатель, журналист, автор крупных произведений: «Наше преступление», «Жертвы вечерние», «Сыны дьявола», «В чем гибель»; издано также несколько сборников мелких рассказов. Умер 24 января 1943 г.

РОЖАК - уроженец.

РОЗНО (некр.) - несогласно, в раздоре.

РОМАДИНА Степанида Андреевна (дон.) - род. ок. 1870 г., ст. Верхне-Курмоярской, рядовая Казачка из народа. В 1920 г. ушла с мужем в эмиграцию, проживала сначала в Югославии, а после Второй мировой войны - в Австрии.

Казачий писатель И.Е. Тапилин встретил ее, когда ей было уже 90 лет. «Такой тип вряд ли повторится в наше время, -пишет он, - старческий маразм не нашел места в этом крепком старом дубе». За границей она оставалась такой же, как у себя в станице, и не старалась даже говорить по-сербски, хотя в Югославии прожила 24 года: «А зачем мне менять свой ка­зачий язык да чужому Богу молиться».

И.Е. Тапилин написал с ее слов кое-что о прежней жизни Казаков: «Наша станица Верхне-Курмоярская стоит возле самого Дона. Станица эта большая, богатая. В ней две церкви и много лавок купцов. По праздникам в церквах собиралось много народу из станиц и хуторов. А когда в станице престольный праздник на Рождество Богородицы и ярмарка, так от народа и подвод не пройдешь по улице. Какой шум-гам поднимется, когда Казаки загуляют в эти дни! Народ-то был здоровый, веселый и небадный». «Свадьбы у нас тогда были простые. Когда за меня пришли свататься, мать заставила меня разносить чай сватам. А когда сваты ушли, мать и спрашивает меня: - Ну, что, Стеша, в совесть тебе жених! А я и говорю ей: - Да я его почти и не видела, совестилась. Вот так и вышла замуж за своего же ста­ничника Василия Алексеевича Ромадина, которого и разглядела только на нашей свадьбе. В старину ребят не дюже к девкам пускали, строго было. Скоро мой муж ушел на службу, а я прожармерила благополучно, в чистоте держала себя. Семья наша была большая: пять сыновей женатых. И когда все отслужили, тогда отец отделил трех старших на свое хозяйство, а мы с му­жем и младшим братом остались при отце. Муж мой прослужил на сверхсрочной и пришел со службы вахмистром. Работали мы дюжа сильно. Бывало в рабочую пору, в покос или в молотьбу, так и пообедать толком некогда, спешим загодя все поделать. Казаки, глядишь, зимой и вольготничали, а мы, бабы, круглый год хрип гнули, все работа находилась. Строгая жизнь была раньше, старших слушались, посты соблюдали, говели... И как-то не слышно было, чтобы в станице кражи или разбои происхо­дили. Тихо было в станице. Народ-то был простой, грамотных было мало, но жили в согласии, по Божьему, греха боялись».

РОМАНОВ Венедикт Николаевич (дон.) - род. ок. 1885 г., ст. Усть-Белокалитвенской; бессменный член Донского Круга всех созывов, член первого после революции Донского правительства, в эмиграции - председатель Донского Войскового Объединения.

Не обладая значительным образованием, только благодаря врожденным способностям и усердному самообразова­нию, Р. выдвинулся на важную служебную должность и почетные посты по выборам. До 1917 г. он состоял секретарем Донецкого Окружного Управления, после же революции станица послала его своим делегатом на Донской Круг, который, в свою очередь, избрал его членом первого Донского правительства. В 1920 г. Р. выехал за границу вместе с донскими правительственными учреждениями и остался эмигрантом. Проживая во Франции, принимал интенсивное участие в общественной жизни местных Казаков, а в 1953 году способствовал образованию Донского Войскового Объединения, избравшего его своим председателем, при этом он стал также одним из редакторов журнала «Родимый Край». Последним пристанищем Р-ва был дом для престарелых в г. Иер на берегу Средиземного моря, где он и умер 22 декабря 1964 г.

РОМАНОВЫ - родовое имя династии, царствовавшей в России с 1613 по 1917 гг. Род Р-вых происходил от дворянина Ивана Кобылы, переселившегося из Пруссии в Литву и дальше в Московию выдвинувшись на службе московским, вел. князьям, Р. породнились с Рюриковичами и заняли одно из первых мест среди бояр. По имени тестя Ивана Грозного Романа Юрьевича они стали именоваться Р. Внук Романа Юрьевича, овдовев, постригся в монахи под именем Филарета и при Лжедимитрии занял московский патриарший престол. После Московской Смуты, его сын Михаил Федорович Р-в, поддержанный решающими голосами Донских Казаков с ата­маном Межаковым, был избран Земским Собором на царство и стал родоначальником Дома Романовых, царствовавшего в России свыше трехсот лет.

Царь Михаил Федорович признавал нерушимость земель К. Присуда, но его внук Имп. Петр I зверски расправился с Казаками при их попытке осуществлять свои законные права. При нем казачьи земли обращены в русские автономные провинции с колониальным статусом, но несмотря на притеснения, кровавые наказания за попытки освободиться от гнета и обременительную воинскую повинность, Казаки нерушимо сохраняли верность династии, которой с 1671 года мужчины принуждены были поголовно присягать.

Царствующий дом Р-вых потерял власть в России с отречением от трона императора Николая II 3 марта 1917 г. После Октябрьского переворота, в июле месяце 1918 г., он со всей семьей зверски расстрелян в Екатеринбурге по постановлению центральной советской власти; оставшиеся в живых члены Дома Р-вых ушли в эмиграцию.

РОСОМОНЫ - в разночтениях также Росоманы и Росима-ны, племя подчиненное готскому королю Германариху в конце IV века н.э.; упоминается у Иордана в «Гетике». Некоторые русские историки считают их «ядром будущей русской народности», что возможно только в том случае, если первоначальные Росы были Норманами. Иордан пишет, что жена Германа-риха из племени Росомонов, по имени Сунильда, не захотела с ним жить и ушла от него; разгневанный король приказал разорвать ее на части, привязав к диким коням и погнав их в разные стороны. Братья Сунильды, Сар и Амий, желая отомстить за казнь сестры, покушались на жизнь Германариха и сильно его поранили мечом в бок. Имена Сунильда, Сар, Амий указывают на гото-скандинавское происхождение племени Росомонов.

РОССИЯ -до 1917 г. величайшая в мире империя, занимавшая в Восточной Европе и Сев. Азии ок. 22 миллионов кв. километров, с преобладанием славянского населения и со столицей в г. Петербурге (Петрограде). Р. образовалась из небольшого Московского княжества, путем расширения его за счет присоединенных и завоеванных соседей: Северного Поморья, Приуралья, Сибири, Днепровской Украины, Казачьих Земель, Польши с Литвой, Кавказа, Туркестана.

Имя Р. появляется в славянских анналах сначала, как Русь, очевидно, по племенному названию господствующей династии. В ранней киевской летописи рассказывается, как Славяне при­звали к себе князей из варяжского племени Русь и поясняет, что «от тех Варяг прозвася Русская земля». Родоначальником этой норманнской династии был князь Рюрик, а первоначальный центр его державы помещался в Новгороде. Отсюда он и его сын Игорь завоевали Верхнюю Волгу и Поднепровье, причем их имя Русь постепенно распространилось и на эти земли. Из Новгорода столица перешла в Киев, от конца XII в. она находилась в Суздале, а от 1328 года главным городом страны стала Москва. Со временем, распространившееся Византийское влияние принесли сюда греческое начертание Руси - Россия.

К концу XVI в. династия Рюриковичей иссякла. Тогда в 1613 г., после междуцарствия и Смутного времени, на русский пре­стол в Московии вступил по выбору Земского Собора основатель новой династии Михаил Федорович Романов. Его внук Петр I присоединил к Р. многие соседние края, основал новую столицу Санкт-Петербург и провозгласил себя императором всероссийским. Империя существовала до 1917 года, а после этого, в результате революции, отречения императора Николая Второго и Октябрьского переворота обратилась в Союз Советских Социалистических республик (СССР).

Племена казачьих предков, Бродники, Торки, Берендеи и др. были ближайшими степными соседями Руси и России. В киевскую эпоху они часто выполняли роль федератов, союзников Рюриковичей, хотя иногда страдали от их насилия. Например, в 965 г. Дону пришлось перенести опустошительное нашествие войск киевского князя Святослава. От 1237 г. Казаки находились в границах царства Золотой Орды. После его распада, они снова разместились на своих старых юртах и образовали независимые республики на Дону, Яике и Нижнем Днепре. Тут Казаки возобновили прежние отношения Федератов, но теперь с Русью Московской и с Литовским вел. княжеством.

Когда Московия, разросшаяся при их же помощи, обратилась в могущественную Российскую империю, ее государи покорили и небольшие казачьи республики, а включив их в русские границы, привлекли Казаков к постоянной службе в качестве иррегулярных войск, на основе особых Указов и Положений.

РОСТОВ-НА-ДОНУ - крупный торгово-промышленный город на правом берегу Дона в 60 км от Азовского моря; до 1920 г. во Всевеликим Войске Донском - центр Ростовского округа; порт для морских судов каботажного плавания, ж.д. узел. В 1920 г. ок. 200 тысяч населения: Казаки, Русские, Греки, Армяне, Турки, Евреи, Персы; Донской университет, 11 средних школ, 60 низших, 14 библиотек, 10 больниц и лечебниц, рыбные промыслы, табачные фабрики, заводы сельскохозяйственных орудий и т.п. Западной стороной Р. примыкает к ст. Гниловской, а восточной к армянскому городу Нахичевани и через него к ст. Александровской.

Благодаря условиям Белградского мира (1739 г.), Россия смогла основать укрепленную Темерницкую таможню, а в 1759 г. приступила к постройке крепости св. Димитрия Ростовского. Через год она была воздвигнута против урочища Богатый Колодезь, в двух верстах выше по Дону от таможни. В 1760 г. сюда перевели гарнизон и жителей упраздненного укрепления св. Анны, от 1730 г. стоявшего на Васильевских Буграх, недалеко от Черкасска. Из казачьих земель в распоряжение крепости св. Димитрия была выделена значительная «округа». В административном отношении она подлегала Екатеринославскому наместничеству, а потом Екатеринославскому генерал-губернатору, но фактически ее коменданты больше сносились непосредственно с Военной Коллегией.

С самого начала и до полного замирения Донских Казаков, крепость св. Димитрия Ростовского служила для них постоянной угрозой, чтобы «внутренние иногда шалости по тутошнему месту пресекать». Крепость служила цитаделью, опираясь на которую русскому правительству удавалось сдерживать Казаков от всякого самоволья. Ее укрепления и возводились с таким расчетом, чтобы, по словам академика Палласа, «держать в уважении Донских Казаков и защищать устья Дона».

Р. также стал на пути казачьей торговли с югом. Раньше Греки, Турки, Персы и другие купцы собирались в Черкасске, а теперь они предпочитали ростовский торговый двор.

Когда Казаки доказали, что они верно выполняют приня­тую присягу, а значительная часть ростовской «округи» перешла к возникшим вновь станицам, крепость обратилась в мирный город Р. и Указом от .19 мая 1887 г. весь уезд возвращен под управление Донского Войска. В это время городу принадлежало только 3.000 десятин земли.

РОСТОВСКИЙ ОКРУГ - до 1920 г. административный район во Всевеликом Войске Донском, Образован в 1887 г. путем объединения Ростовского уезда с Аксайским «сыскным начальством» 6.600 кв. км с очень пестрым населением. Русские, Армяне, Турки, Евреи, Греки, Персы, Кавказцы проживали в городах Ростове, Нахичевани и Азове, их насчитывалось, вместе с русскими и украинскими иногородними, проживавшими в станицах, до 250 тыс. душ; еще 200 тыс. душ составляло население деревень, сел, немецких и латышских колоний. Казаков же в станицах Гниловской, Елисаветовской, Александровской и Ольгинской было ок. 50 тыс. душ обоего пола. Молодежь служила в 7-м и 16-м Донских казачьих полках.

РОСТОВСКИЙ УЕЗД - образован Русским правительством в низовьях реки Дона, вскоре после основания крепости св. Димитрия Ростовского, как пространство земли необходимое для ее содержания. «С установлением твердой границы Приазовье было выделено из казачьих владений» (Пронштейн); часть его заняли под Р. У. Таким образом он учреждался на исконной казачьей земле, где Донцы распоряжались издавна, не считаясь даже с близостью Турок. Поэтому Военная Коллегия должна была принимать в расчет пожелания Войскового правительства и широко не распространяться. Границы ростовского юрта прошли «по Крымской стороне от устья реки Мокрова-Кизитеренка по хребту Сухова Кизитеренка, называемого Горина Могила, а от того могильного кургана до устья реки Сухой Несвитай; также по Кубанской стороне, начав от устья вышеупомянутой же речки Мокрого - Кизитеренка, через Дон и остров, по курганы Дву-братов» (Пронштейн).

Р. У., как и крепость Димитрия Ростовского всегда зависели больше от Военной Коллегии, чем от Екатеринославского генерал-губернатора, которому подлегали нормально.

«На протяжении XVIII в. со стороны русских и украинских дворян и купцов было сделано много попыток вытеснить Казаков из особенно богатых рыболовных мест Приазовья и Нижнего Подонья, но Войско успешно отражало все эти попытки» (Пронштейн, Земля Донская в XVIII веке.) Мало того, Казаки основали в непосредственной близости от ростовской крепости, на прежней своей земле, ряд станиц с хуторами. В последней трети восемнадцатого столетия здесь уже существовали станицы Гниловская, Елизаветовская, Александровская и Махинская (позже Ольгинская). Указом от 19 мая 1887 г. и весь Р. У. возвращен Донским Казакам.

РОТ Николай Александрович - род ок. 1882 г., ген. штаба полковник. В Военную Академию поступил из регулярной кавалерии и, закончив ее курс, зачислен в службу генштаба. В конце Первой мировой войны состоял начальником штаба 2-й Казачьей Сводной дивизии и в декабре 1917 г. вместе с Казаками прибыл на Дон. Здесь некоторое время со своим штабом находился в распоряжении Походного атамана A.M. Назарова, затем был начальником штаба западного отрезка оборо­ны Новочеркасска. 12 февраля 1918 г., во время движения в Степной поход захвачен под ст. Кривянской красногвардейцами и через пять дней расстрелян ими вместе с атаманом Назаровым у Краснокутской рощи под Новочеркасском.

РОТЫ КОННО-АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ - учреждены в казачьих войсках Указом императора Павла 120 октября 1797 года и существовали до апреля 1834 г.; после этого их поделили на батареи. Наименование чинов и званий в ротах до февраля 1828 г. сохранялось общероссийское, после чего введено привычное казачье.

8 апреля 1830 г. из отборных людей, служивших уже в Донских ротах была выделена восьмиорудийная Лейб.-гвар. Донская легкая конно-артиллерийская рота с правами молодой гвардии. Общерусские наименования чинов и званий в ней сохранялись и после февраля 1828 г.

В строевых штатах роты числилось: 7 офицеров (командир роты - штаб-офицер, 1 штабс-капитан, 2 поручика, 2 подпоручика, 1 прапорщик), 20 фейерверкеров, 48 бомбардиров, 130 канониров, 2 трубача.

В нестроевых штатах состояли: 1 лекарь, 1 фельдшер, 1 костоправ, 1 цирюльник, 1 коновал с учеником, 2 лазаретных служащих, 2 писаря, 2 фурштатских унтер-офицера с двумя рядовыми, 9 фурлейтов, 16 человек разных мастеров с уче­никами и 13 драбантов (денщиков).

Эти штаты обслуживали четыре шестифунтовых пушки и четыре десятифунтовых единорога, при соответствующем количестве лафетов, двуколок и повозок.

В1834 г. эта рота переформирована в гвардейскую батарею.

Полковник М.К. Бугураев

 РУБАТЬ - рубить шашкой или топором.

РУБЕН (некр.) - рубин, драгоценный камень кроваво-красного цвета.

РУДА - кровь.

 РУЖО (некр.) - ружье.

РУКОМЕСЛО - ремесло.

РУКОПИСАНИЕ (некр.) - завещание: «курень мне по отцову рукописанию пришелся, а кони да быки мому брату».

РУКОПОЛОЖЕНИЕ - посвящение в сан священника или диакона.

РУНДУК-закрытый ящик, сундук, крылечко со ступеньками.

РУСИЯ - таким именем казачий историк И.Ф. Быкадоров назвал какой-то таинственный город, который, по его мнению, находился при устьях Дона еще в эпоху Казар и был населен Славянами-Русью {Донское Войско в борьбе за выход в море, Париж, 1937 г.). Однако хакан Иосиф, перечисляя в «Еврейской переписке» десятого века города своего царства, название Русия не вспоминает. Не знают его также греческие и славян­ские летописцы. Греки впервые вспоминают имя Русь в IX веке, называя так Тавро-Скифов, в которых до наших дней никто серьезно не предполагает Славян. Тавро-Скифы занимали север Крыма и Днепр при впадении его в море, т.е. ту об­ласть, где в XI веке находилась христианская митрополия Маврокастрон или Новая Росия, Писавший во второй полови­не XIII в. Араб Бен Саиб Магриби, действительно, указывает город Русию, главный город Русов, но по крымской стороне Керченского пролива. Однако, в то время повсюду в Крыму и на Руси господствовала Золотая Орда, а главный город Русов находился далеко от Крыма в Суздале.

Русские летописи, составленные за два века до того времени, не знают города Ростова-на-Дону и, вообще, большого интереса к Дону не проявляют, вспоминают его один-два раза за столетие. Такой же далекой и «незнаемой» землей для русских летописцев было и Приазовье, чужое им по населению. Они начали говорить о нем только после того, как в Томаторкани нашли убежище от гнева киевских князей некото­рые влиятельные Русы и Норманны-дружинники.

Славян в Казарии было много, но назывались они там не Русью, а Сакалибами, Бродниками или просто Козарами, как в Четьи Минеях (см. Казар).

По всему этому, слова покойного И.Ф. Быкодорова о по-донском городе Русии приходится считать лишенным всякого основания.

РУССКАЯ ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ АРМИЯ - сформирована немецким штабом Войск СС во время Второй мировой войны из русских противников сталинского режима.

В первые годы войны среди правителей Рейха господствовала идея покорения части России и ее колонизации. Поэтому мысль о создании военных формаций из народов СССР не принималась в расчет. Обратились к ней лишь в 1943 году после ряда военных неудач, но первые пробы подобных формирований не дали положительных результатов: Русский батальон Родионова, созданный в Польше, перешел на сторону советских партизан, при первой встрече с ними под местечком Глубокое (Виленской обл.) и со всеми своими командирами; другой отряд фольксдойча Каминского, организованный тогда же в 1943 году при Восточном фронте, скоро заслужил себе славу банды грабителей и насильников.

Несмотря на это, специалисту по восточным делам при штабе Войск СС, д-ру Арльту удалось в конце концов убедить главу Гестапо и министра внутренних дел Гиммлера в необ­ходимости пополнить армию частями, сформированными из Украинцев, Латышей, пленных Туркестанцев и т.п. К этому времени в Германской армии уже было несколько казачьих полков, заслуживших полное доверие. Стали подыскивать и Русского начальника, способного возглавить формации из своих единоплеменников.

После долгих уговоров занять этот пост согласился находившийся в плену сов. генерал А.А. Власов, который однако потребовал, чтобы под его командой и политическим руко­водством были собраны все существующие антисоветские полки, сформированные из подданных СССР. Гиммлер эти условия принял.

По лагерям военнопленных были разосланы десятки пропагандистов и вербовщиков, но набор солдат и командиров шел медленнее, чем ожидали. К концу 1944 года из миллионов военнопленных и принудительно вывезенных рабочих вступить в ряды РОА согласилось только количество, необходимое для штата одной пехотной дивизии.

Для того, чтобы предприятие оформить идеологически, в ноябре того же года был создан Комитет Освобождения народов России во главе с тем же генералом Власовым. Образовавшись в Праге (Чехия), он издал манифест (Пражский) с призывом вступить в борьбу за демократическую Россию единым фронтом с Германией. Говорилось в нем также о предоставлении меньшинствам права решить самостоятельно, хотят ли они отделиться от России или останутся в ее массиве на федеративных началах. Эту программу поддерживал и всесильный Гиммлер. Но существующие уже войсковые соединения Казаков, Украинцев, Туркестанцев и т.п., не проявили желания к объединению и предпочитали оставаться под общим руководством немецких начальников.

Таким образом, создание общероссийской военной формации не удалось. Рассказывали, что в ответ на настояния немецких властей, лидер грузинских эмигрантов Кедия ответил: «Считаю, что лучше иметь Сталина с фронта, чем Власова с тыла». Белорус Островский при встрече заявил ген. Власову: «Вы боретесь за свободную Россию, а я - за свободную Белорусь». Начальник Главного Казачьего Управления генерал П.Н. Краснов тоже был против присоединения казачьих корпусов к РОА, говоря: «Власов обласкан и возвеличен партией и Сталиным, в конце концов он все равно предаст». Казачий журнал, приветствуя Пражский Манифест, дипломатично писал: «Казаки поддержат Русскую Освободительную Армию и под руководством своих казачьих начальников будут сражаться там, где им будет указано германским командованием. К Власову пошли только отдельные лица из этих народов. Они стали считаться их представителями при штабе РОА.

В марте 1945 г. первая дивизия Власовцев занимала фронт на реке Одер вблизи города Франкфурта и успешно отражала попытки советских войск переправиться на западный берег; вторая дивизия, которая до конца войны находилась в стадии формирования, а также военное училище РОА размещались недалеко от швейцарской границы. В апреле первую дивизию сняли с фронта, она должна была перейти на Западный фронт. Но ее начальник ген. Буниченко с согласия генерала Власова же вел тайные переговоры с Чехами. Они договорились сообща изгнать немцев из Праги и встретить там Американцев, в надежде, что они придут туда раньше Русских. Солдатам РОА было обещано надежное убежище в демократической Чехии. Вопреки приказу германского командования, Буниченко повел дивизию не на запад, а на восток. Власовцы помогли Чехам побить и разоружить бывшие там части Германской армии, но Американцы не пошли на Прагу, как предполагалось, и туда без боя вступили советские танки. Части РОА не сопротивлялись и сложили оружие. К Американцам удалось прорваться лишь немногим из ее бойцов. Так РОА закончила свое существование.

Еще одна русская формация противников СССР носила значки РОА, хотя называлась, несмотря на свой малочисленный состав (ок. 600 человек), Русской Национальной армией. Ее командные кадры состояли в большинстве из прежних эмигрантов во главе с генералом Хольмстоном (псевдоним). В критический момент она отошла в Альпы и интернировалась в швейцарском княжестве Лихтенштейн.

В обеих русских армиях казачьих строевых частей не было.

РУССКОЕ МОРЕ - в русской летописи: «Днепр втечеть в Понетьское море жерелом, еже море словеть Руское». Соответственно обычаям того времени, море иногда называлось по частям именем того народа, земли которого примыкали к его водам. Так в десятом веке персидские географы называют восточную часть Черного моря Грузинским морем (морем Гуаз). Очевидно Норманны-Русы господствовали в ранние эпохи на северо-западе Понта Эвксинского, а потому эту часть Славяне и знали, как Р. М. Однако название это не закрепилось надолго Даже за большим заливом, расположенным между румынским беРегом и Крымом. От XII в. все море стали называть Черным.

РУЧЕНИЧКИ - связки льна или шерсти, из которых пря-

РЫБАЛИТЬ - ловить рыбу сетью.

РЫЛЕШНИК- народный певец; исполнял казачьи песни, аккомпанируя себе на донской лире или рыле.

РЫНГАЧ - рабочий вол, сохранивший внешность и некоторую свирепость быка-производителя.

РЫСКАТЕЛЬ - не боящийся риска.

РЫСКОЙ-рысцой.

РЫТИКОВЫ (дон.) -стан. Гундоровской: 1) Вениамин Алексеевич, рожд. 1905 г.; во время Второй мировой войны эмигри­ровал на Запад; умер 25 августа 1959 г. и погребен на кладбище г. Рубо (Франция); 2) Григорий Степанович, родился 30 января 1884 г.; генерал-майор. Окончил Тамбовский Педагогический институт и поступил в Новочеркасское Казачье училище, из ко­торого в 1904 г., с производством в чин хорунжего выпущен на службу в 3 Дон. казачий полк. В 1915 г., прослушав ускоренный курс Военной Академии, причислен к Ген. штабу и откомандирован в штаб Туркестанского корпуса. С 1918 года участвовал в борьбе за Дон; в 1920 г. эмигрировал. Умер 15 февр. 1940 г. в Кральево (Югославия); 3) Роман Семенович рожд. 1890 г., еса­ул. В молодости, будучи народным учителем, обвинен в хране­нии нелегальной литературы и сослан за Полярный Круг. Воз­вратился в станицу через два года; во время Первой мировой войны принят в Новочеркасское Казачье училище и после про­изводства в прапорщики отбывал службу в 30 Донской отдель­ной сотне. От 1919 г. вместе с Гундоровцами боролся за Дон; в Новороссийске попал в плен к красным, мобилизован ими в кор­пус Буденного, послан на Польский фронт и со всем составом 4-й дивизии перешел на сторону Поляков; остался в эмиграции.

В 1922 г. нелегально перешел советскую границу, через Украину пробрался к своему хутору Дуванному и, скрываясь среди камней в его окрестностях, дал знать о себе Казачке-невесте. Но о его приходе стало известно и местным чекис­там; идя к нему девушка попала в их руки, а так как отказалась открыть его укрытие, тут же была зверски заколота штыками. Р. возвратился в Польшу и проживал на ее востоке до наступ­ления русских в ее восточные земли. Ушел от них в Литву и дальше в Восточную Пруссию. Когда здесь при границе Нем­цы принуждали его возвратиться назад в Литву, он перерезал себе бритвой горло, получил разрешение остаться, вылечен и прослыл, как смелый Казак, не пожелавший склониться перед агами. Из Пруссии в 1941 г. Р. возвратился «к семье в область Польши, оккупированную теперь Немцами, и получил от них должность управляющего засеквестрованным имением. По слухам, в 1943 г. убит украинскими партизанами на Волыни. Обладал прекрасным голосом и был замечательным знатоком и исполнителем старинных казачьих песен.

РЫЦАРСТВО - военная каста в средневековых государствах Западной Европы, выделившаяся из привилегированных сословий, в качестве наиболее надежного оплота родины. Дети христиан благородного происхождения готовились к посвящению в рыцарство с семилетнего возраста при дворах князей и других знатных феодальных владык. Здесь они проходили соответствующее воспитание и школы в роли пажей и оруженосцев. Ничем не опороченный юноша, достигнув двадцатилетнего возраста, после причастия св. Тайн, особым обрядом получал посвящение в рыцари. Феодал, при дворе которого он находился, ударял его коленопреклоненного плашмя мечом по плечу и провозглашал его достойным почетного рыцарского звания. После этого новый рыцарь облекался в латы и становился в ряды себе подобных.

Особое значение Р. приобрело во время Крестовых походов против Турок (1094-1248). Тогда рыцари, с благословения главы Католической Церкви, объединились в военно-мо-нашескиеордена, которые ставили себе целью вооруженную борьбу с неверными за Святую Землю и помощь широкому распространению христианства. Они называли себя «Крестоносцами» и «Братьями Христова воинства». Такие ордена, как Темплиеры, Калантравы, Тевтоны, Мальтийцы и др., возникли по всей Европе, а самым восточным из них был Ливонский орден Меченосцев, созданный в 1202 г. Германцами для обращения в христианство языческих племен Прибалтики.

Р. потеряло свое значение, влияния и власть с возникновением централизованных государств, с распространением огнестрельного оружия и образованием других родов войск. Каста ликвидировалась, а рыцарские роды возвратились в Дворянские и шляхетские привилегированные сословия, куда принесли остатки кастовых традиций, возникшие в эпоху Р-ва взгляды на долг, женщину, семью и т.п. Все это нашло отражение в устном и письменном художественном творчестве.

РЫЦАРСТВО ЗИПУННОЕ -эпитет, применявшийся иногда к казачьим общинам, без особого на то основания. Будучи обособленным военным народом, со всеми присущими ему чертами, Казаки сохраняли особенности строя своей жизни даже в обстановке политической зависимости; на протяжении своей многовековой исторической жизни они прошли нормальные пути общественного развития, разделились на классы и никогда не проявлялись в качестве однообразной касты, какой было рыцарство, возникшее как часть политического общества. Казачье политическое общество рыцарской касты из своей среды не выделило.

РЮРИКОВИЧИ - скандинавский княжеский род из племени Русь; их родоначальник Рюрик призван Славянами в 862 году на княжение в Новгороде; отсюда со временем власть Р-чей распространилась на восточно-славянские племена по Верхней Волге и по Днепру, которые вместе с тем приняли и их племенное имя, стали называться Русью. Р. владели Русью до 1598 г., когда их род пресекся царем Федором Ивановичем.

РЯБОВОЛ Николай Степанович (куб.) ~ род. 17 декабря 1883 г., ст. Динской; казачий политик и общественный дея­тель, председатель Кубанской Краевой Рады.

В семье станичного писаря, своего отца, Р. был старшим из 13 детей. Отцу стоило много труда обучать своего первенца в начальных классах Екатеринодарского Войскового ре­ального училища и поэтому средства для продолжения образования в старших классах и в Киевском Политехническом институте пришлось добывать самому молодому Р-лу. Но окончить высшую школу ему так и не удалось; недостаток средств принудил его уйти с третьего курса механического отделения и искать постоянных заработков. В1909 г. станица делегировала его на учредительный съезд по постройке коо­перативной Кубанско-Черноморской жел. дороги. Здесь он избран в организационный комитет и принял на себя хлопоты по утверждению властями устава дороги, а также по банковс­кому финансированию предприятия и по подбору строительно-технического персонала. После успешного завершения задачи Р. выдвинут на пост одного из директоров правления.

В 1915 году его мобилизовали в армию с откомандированием в военно-инженерное училище, откуда с производством в чин прапорщика он вышел в саперную часть.

После революции, в мае 1917 года, ему удалось возвратиться из Финляндии на Кубань, где он сразу избран председателем Областного Продовольственного Комитета, проводив­шего снабжение не только Кавказской армии, но и населения прилегающих к фронту районов, подкармливая хлебом и Россию. В сентябре и ноябре того же года Рябовол избирался пред­седателем Войсковой и Законодательной Рады.

Кубанский поход он проделал в составе правительственно­го отряда и после встречи с Добровольческой армией участвовал в переговорах Рады с ее командованием. Договор, подпи­санный сторонами, предусматривал создание отдельной Кубанской армии и этот пункт договора потом стал причиной многих осложнений в отношениях между Кубанью и Добрармией, не допустившей его выполнения. После отступления на Дон, недо­разумения по этому поводу начались уже в ст. Мечетинекой Генералы Алексеев и Деникин требовали полного подчинения Кубани и в военных и в гражданских делах, а представители кубанского правительства, во главе с Л.Л. Бычем и Р-лом, отвергали даже мысль, чтобы деятельность Рады была взята под чей-либо контроль и настаивали на выполнении договора с ген. Корниловым, предусматривавшим отношения союзные. Вопрос этот оставался нерешенным, всякие протесты добровольцы принимали с враждебностью, а старшие военные командиры Кубанцев своих политиков не поддерживали.

Из станицы Мечетинской во главе кубанской делегации Р. посетил Киев, занятый Германцами. Он имел заданием установить с гетманом добрососедские отношения и тем способствовать снабжению Казаков оружием из огромных русских запасов, собранных на складах Украины.

Возвратившись на Дон, Р-л отправился во Второй Кубанский поход. 2 августа 1918 года правительство Кубани получило возможность возобновить свои занятия в Екатеринода-ре, где Р. был избран на пост председателя Краевой Рады.

В июне 1919 г. начались заседания казачьей конференции, созванной в Ростове-на-Дону для окончательного оформления вопроса о Юго-Восточном Союзе. 13 июня глава Кубанской делегации Р. произнес большую программную речь, в которой заявил категорически, что желая объединиться в тесном со­юзе с Донцами и Терцами, Кубанцы не могут примириться с намечающейся диктатурой русских белых вождей, так как для многих Казаков уже ясно, что политика этих вождей ведет к проигрышу дело борьбы, что Казаки не могут принять власти большевиков, но в такой же степени не могут признать полез­ной и деятельность Особого Совещания при ставке Добрар-мии, что, двигаясь в Россию, надо нести с собой идею осво­бождения от всякого насилия, а этого как раз ее население от добровольцев не видит и не ожидает.

В 2 часа ночи следующего дня (14 июня по ст. ст.), при возвращении в свой Палас-отель, Р. был убит двумя выстрелами из револьвера. Убийство произошло под крышей гостиницы; пули попали сзади в шею и в голову, смерть наступила мгновенно.

Преступление было совершено на земле Донской республики. Многочисленные улики указывали на участие в убийстве некоторых офицеров Добровольческой армии, чему имелись и непосредственные свидетели, но несмотря на это виновники не были обнаружены, очевидно, не по вине донских следственных органов. С уходом атамана П.Н. Краснова и избранием А.П. Богаевского между правителями Дона и штабом ген. Деникина ус­тановилось полное единодушие. Только после этого в трудные для Дона минуты Кубанские полки Добровольческой армии были посланы ему на помощь. Теперь казачьи и добровольческие части успешно продвигались вперед. Перед правительством Дона стал вопрос: будет ли целесообразным вести беспристра­стное следствие, которое может обнаружить и вдохновителей этого террористического акта, или лучше замять дело, объяс­няя недостатком улик. Выбрали последнее решение, но это ре­шение не изменило общественного мнения, уверенного в том, что честный казачий политик Николай Степанович Р. погиб от руки убийц, подосланных штабом ген. Деникина.

РЯБОКОНЬ Василий Федорович (куб.)- род. ок. 1890 г., ст. Гривенской (она же - Новонижестеблиевская), сотник, казачий партизан.

С юношеских лет Р. состоял певцом в Кубанском Войсковом хоре, но в 1918 году, когда началась война за Казачью Идею против захватчиков-большевиков, он оказался в боевых рядах и заслужил офицерский чин. В 1920 г. Р. не пожелал уйти с родной земли, не эвакуировался в Крым, а укрывшись в близ­ких к станице плавнях, продолжал партизанскую войну. Его отца коммунисты порубили шашками, а мать расстреляли в числе 196 жителей станицы после Крымского десанта на Кубань.

По внешности смуглый красавец-Черкес, Р. сохранил и непреклонную натуру своих предков Запорожцев. Благодаря его личной храбрости, бравуре и дерзости партизанских выпадов вокруг его имени сложилось много легенд, а слава о нем пошла широко по стране. Его месть направлялась на представителей жестокой советской власти, а добровольных ее помощников, осведомителей-сексотов, он уничтожал без милосердия. Пять лет Р. наводил трепет на местное начальство, которое не знало покоя ни днем ни ночью.

Его небольшой отряд помещался в плавнях. Плавни -старые болота Меотиды в дельте Кубани, они покрыты высоким камышом, среди которого иногда возвышаются, сухие гряды, а кое-где открываются чистые водные пространства озер. Возле Протоки они тянутся в длину и ширину на 30-40 км, пробраться же в их гущины могли только местные люди, хорошо знавшие, где среди озер и глубоких прогноев расположены возвышенные места. На них и скрывался Р. со своими людьми, поддерживая связь с партизанами полковника Скакуна; действовавшими ближе к ст. Полтавской.

Среди других Казаков с Рябоконем были: его брат Иосиф, свояк есаул Кирий, два брата Мовчуны, Загубывбатько, Дудка, Буряк и др. Они помогали десанту из Крыма в августе 1920 г., но не ушли с ним, а проводив его остатки обратно в Крым, снова укрылись на глухой Казачьей гряде севернее Ачуева. Там вырос целый поселок, выстроенный из камыша, с жилищами партизан и со складами продовольствия. Снабжение шло частью за счет членов станичного совета, обложенных под угрозой расправы «продналогом», а частью обозами про­дразверстки, двигавшимися мимо плавней. От своих тайных доброжелателей - Казаков Р. знал все, что делается в окрес­тностях, а потому нежданный являлся повсюду, где требова­лось его вмешательство или месть. За каждого расстрелянного Казака коммунисты платили своими жизнями сторицей. Поэтому в окрестных станицах они не смели притеснять население так, как делали это в других местах Казачьего края.

Сделано было много попыток захватить Р-ня на его стоянках; употреблялись подкупы, обещались амнистии, высыла­лись отряды чекистов, но ему всегда удавалось скрыться и продолжать борьбу, переменив только место своего пребывания в тех же плавнях. Пять лет ему способствовала удача, но однажды счастье ему изменило. Чекисты пробрались тай­ными тропами к его временной стоянке, убили залпами несколько партизан, а самого Р-ня ранили в оба плеча. Сопротивляться он не смог и был схвачен. Его расстреляли в Екатеринодаре около середины октября 1925 г. После его смерти волна террора захлестнула и ст. Гривенскую. Теперь чеки­сты зверствовали там, как хотели.

РЯДАНТ (некр.) - холм, возвышенность.

РЯД РЯДИТЬ (некр.) - заключать договор: «На Кругу Казаки суды судили, ряды рядили».

РЯЗАНСКИЕ ГОРОДОВЫЕ КАЗАКИ - В связи с летописной записью о поражении царевича Мустафы Справочная книга Императорской Главной квартиры за 1910 г. говорит, что источники под годом 1444 сообщают впервые о Казаках, обитавших по Червленому Яру. Это указание не достаточно точное, т.к. о Казаках с Червленого Яра по русским источникам известно уже от времен Куликовской битвы (1380 г.). Из Московской летописи листок, относящийся к 1444 г., исчез, но его содержание воспроизводит летописный свод В. Н. Татищева. Зимой в этот год царевич Мустафа со своим улусом кочевал в рязанских степях. Татары творили насилия местному населению, вследствие чего московский великий князь выслал на них свое войско, к которому были приданы мордовские лыжники. «И приидоша на них мордва на нартах с сулицами, и с рогатинами, и с саблями; а Казаки Рязанские такоже на нартах с сулицами, и с рогатинами, и с саблями з другия стороны». Во время боя они «много Татар избиша и самого салтана Мустафу убиша».

В том же справочнике под 1502 г. упоминается наказ вел. князя московского Ивана III рязанской княгине Агриппине: «Твоим служилым людям и городовым Казакам быть всем на моей службе а кто ослушается и пойдет самодурью на Дон в молодечество, их бы ты Агриппина велела казнити». Р. Г. К. оставались на своих местах до 1702 г., после чего император Петр I переселил их из Мещеры в низовья Дона.

 РЯТОВАТЬ (некр.) - спасать, придти с помощью.

Главная | Оглавление