КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК "Ю"
Главная | Оглавление

 

КАЗАЧИЙ

СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК


Ю

Ю — винительный падеж от местоимения "она" — "ее"; древняя славянская, форма, со­хранившаяся у Некрасовцев: "Войпоймавши ю, в полон взя­ли".

ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ ПРОМЫ­ШЛЕННЫЙ БАНК -  учреж­ден на Дону во второй половине 1918 г. миллионерами Н. Е. Парамоновым и А. А. Лобо­вым с участием других дон­ских промышленников, в каче­стве экономической базы на­рождающейся казачьей феде­рации Юго-Восточного Союза. Банк прекратил свое сущест­вование в конце 1919 г., после того как Новочеркасск и Ро­стов были заняты советскими войсками.

ЮГО-ВОСТОЧНЫЙ СОЮЗ — первоначальная форма наро­дившейся казачьей федерации, основы которой заложены 20 октября 1917 г., а окончатель­но утверждены актом Верхов­ного Круга от 11 янв. 1920 г. К октябрю месяцу 1917 года, т. е. через пол года после от­речения императора Николая II-го, казачьи войсковые общи­ны восстановили на своих зем­лях старинные формы казачь­ей политической жизни; каж­дое Войско уже имело Народ­ные Собрания, Круги и Рады, создавшие схемы краевых конституций, выборных атаманов и правительства. Но сущест­вовало и стремление к обще-казачьему объединению. Уже в июне 1917 г. донской атаман А. М. Каледин и председатель Донского правительства при­нимали в Новочеркасске, при­ехавших на совещание, гостей: Кубанского атамана А. П. Фи­лимонова, К. Л. Бардижа, Тер­ского атамана М. А. Караулова и члена Терского правительст­ва Ткачева. И тогда уже идея тесного союза между казачьи­ми и горскими общинами была принята с интересом и сочувст­вием. Для ее осуществления было постановлено учредить в Новочеркасске специальную комиссию, которая бы разра­ботала вопрос о его деталях. Дальнейшее развитие событий заставило представительные учреждения Дона и Терека, по инициативе Кубанцев, принять решение о срочной необходи­мости образования общека­зачьего территориального объ­единения, которое в будущем могло стать штатом Всероссий­ской федерации. В первой по­ловине сентября 1917 г. Дон­ской Круг, обсудив доклад посланцев Кубани и Терека о желательности федеративного устройства будущей России, выразил свое полное согласие с ними и постановил принять участие в намеченной конфе­ренции из представителей ка­зачьих областей, коренных иногородних и степных наро­дов, для разработки вопроса о союзной организации, кото­рая должна быть создана в це­лях защиты их краевых инте­ресов. Образование такого союза должно было общими си­лами обеспечить полную само­стоятельность национальностей н крупных бытовых групп в сфере местного управления и законодательства: суда, земе­льных отношений, экономиче­ской и культурной жизни, да­же при условии пребывания этого союза в границах Рос­сийской федерации.

В сложной обстановке не­определенности политическо­го положения России, после февральской революции, и уг­розы надвигавшейся опасно­сти коммунистического пере­ворота, это был первый шаг к возрождению и укреплению объединенного казачьего по­литического общества.

Казачья конференция собра­лась в Екатеринодаре 20-го сентября 1917 г. Она заседала 5 дней, во время которых раз­рабатывались основные поло­жения организации Ю.-В. Сою­за.

Вторая конференция состоялась 15 октября того же года в расширенном составе, при участии Дона, Кубани, Терека, С. -кавказских Горцев и пред­ставителей Дагестана, Астра­ханских и Уральских Казаков. Конференция продолжалась до 20-го октября и закончилась постановлением о создании Ю.-В. Союза. Уполномоченные подписали союзный договор, по которому дело управления поручалось Объединенному правительству в составе двух, представителей от каждого на­рода-участника.

В первый состав Объединен­ного правительства были из­браны: От Дона — В. А. Хар­ламов и А. П. Епифанов; от Кубани — И. А. Макаренко я В. К. Бардиж; от Терека — Г. А. Вертепов и Н. А. Карау­лов; от Горцев Сев. Кавказа — Пшемахо Коцев и Айтек Намиток; от Дагестана — Гайдар Баммат и Топа Чермоев; от Астрахани и Калмыков — А, М, Скворцов и князь Тундутов; от Уральских Казаков — И. И. Иванов и А, А. Михеев. Орен­бург, хотя и согласился участ­вовать в конференции, своих представителей не смог при­слать.

Председателем Объединенного правительства был избрав В. А. Харламов, а его замести­телем И. Л. Макаренко.

Деятельность правительства началась с детальной разработ­ки основных тезисов конститу­ции Союза. Они н были на­мечены в основе: внешние сно­шения, военные дела, пути со­общения, торговля и финансы переходили в ведение союзной власти и в этом отношении предвиделось частичное огра­ничение самостоятельности до­говаривающихся сторон. Кон­ституция в готовом виде получала  силу  основного   закона, после утверждения ее Кругами и Радой, но большевицкий переворот   в   России   принудил, правительство Ю.-В. Союза немедленно приступить к приведению в порядок железнодорожного движения, установить добрые отношения с соседями, разрешить вопрос об  единой денежной системе, разработать план создания союзной армии и т. п.   Однако,  эта   деятель­ность  вскоре  оказалась нару­шена   нашествием   ленинской Красной гвардии и потому бы­ла  отложена до лучших вре­мен.

В 1918 г., после изгнания ле­нинцев с Дона и Кубани, идея Ю. - В. Союза возродилась в проекте атамана П. Н. Красно­ва, предлагавшего заменить его прежнее название именем Дон-Кавказской Федерации и внести некоторые поправки в конституцию. По словам вид­ного казачьего политического деятеля Н. М. Мельникова, "Дон, Кубань, Терек и Астра­хань, объединившись на нача­лах федерации, по мысли ген. Краснова — в противополож­ность мысли Каледина — дол­жны были быть совершенно не­зависимыми от России". "В пи­сьме инструкции послу ген. Черячукину (23.6.18, № 141) ген. Краснов писал: "Германскому послу Мумму надо намекнуть, что слова Россия Единая были употреблены в видах внутрен­ней политики и добрых отно­шений с Корниловской армией, которая нам нужна, на деле же я стремлюсь образовать Юго-Восточный Союз на началах федерации" ("Родимый Край" № 45, стр. 10).

Перемены в имени Союза и в его конституции требовали согласия всех участников со­юзного договора, а во время власти ген. Краснова террито­рия Союза не была еще пол­ностью освобождена от про­тивника, поэтому считалось, что Ю.-В. С. продолжает су­ществовать в ого прежних кон­ституционных формах.

В последующее время, на территории Союза создалась крайне сложная обстановка: Казакам, кроме вооруженной борьбы с непрерывно растущей Красной армией, пришлось так­же противодействовать дикта­туре "белых". Их вождь ген. Деникин не признавал никако­го "областничества", автоно­мий и сепаратизма, а угроза нового вторжения "красных" принуждала Казаков сотрудни­чать с ним и считаться с его пожеланиями.

Но все же 13 февраля 1919 года Кубанская Краевая Рада постановила ускорить выпол­нение принятого раньше реше­ния и не позже марта месяца того же года созвать в Екате­ринодаре конференцию пред­ставителей Дона, Кубани, Те­река, Дагестана, Крыма, Гру­зии, Армении и Азербайджана, на предмет утверждения союз­ного договора и конституции Ю.-В. Союза. Однако неудачи на фронте заставили ее созыв отложить на некоторое время. Вопрос снова был выдвинут на очередь в расцвет наибольших успехов казачьего оружия, ко­гда земли Сев. Кавказа и Дон оказались полностью освобо­ждены от войск противника. 1-го июня 1919 г. Донской Круг принял .постановление о завер­шении организации Ю.-В. Со­юза, "для укрепления эконо­мической мощи Края и утвер­ждения кровью добытых авто­номных прав, при сохранении самых искренних дружествен­ных связей и отношений с гла­вным командованием Юга Рос­сии и в боевом сотрудничестве с ним в деле осуществления задач по воссозданию единой, великой родины России". В последних словах отдавалась дань общим требованиям за­падных союзников, считавших ген. Деникина главным руко­водителем борьбы. Но сам ген. Деникин не очень доверял по­добным изъявлениям любви и преданности. Он видел в Сою­зе желание Казаков "использо­вать государственную смуту в интересах чисто местных". На­чалась энергичная и злобная кампания в "белой" русской прессе.

Трагическая конференция со­бралась в Ростове 13 июня 1919 года. Участниками ее от Дона были председатель Круга В. А. Харламов, члены Круга И. П. Буданов, В. Щепкина В. Т. Ва­сильев и А. П. Епифанов, а также заведующие внутренни­ми делами К. П. Каклюгин и народным просвещением В. Н.

Светозаров от Донского пра­вительства.

Кубань представляли: Пред­седатель Краевой Рады Н. С. Рябовол, зам. пред. Законода­тельной Рады Султан Шахим Гирей и члены обеих Рад: Ю. А. Коробьин, И. Л. Макаренко, Д. А. Филимонов, инж. Ланко и Д. Скобцов.

От Терека: Представитель правительства Н. К. Федюш-кин, члены Малого Круга Ф. Т. Синюхаев, В. И. Баскаков и войск, контролер Ф. Н. Овчаренко.

Русские представители на конференцию приглашены не были.

На первом заседании с про­граммной речью выступил гла­ва кубанской делегации Н. С. Рябовол. Он резко критиковал: политические мероприятии Особого Совещания при Де­никине, критиковал тот режим, который устанавливали деникинские гражданские власти в новозанятых русских районах, считал такую политику губи­тельной для казачьей борьбы с соввластью.

В первую же ночь после за­седания Н. С. Рябовол погиб от пули убийцы в военной форме. Выяснить участников покушения особенно не стара­лись, но для всех было ясно, что этот акт устрашения со­вершён с благословения влия­тельных лиц из Добрармии.

Программа работ конферен­ции была сорвана, наперекор наказам Кругов и Рады, все окончилось разговорами об организации южно - русской власти. Даже после двух лет подготовительных работ, народы вошедшие в Ю.-В. С. не смогли добиться практического осуществления его идеи. Причинами этому служили: военная угроза со стороны России красной, интриги и открытый террор со стороны России белой, деникинской.

Идее Ю.-В. Союза суждено было вылиться в конкретные формы перед падением власти ген. Деникина, когда Верховный Круг Дона, Кубани и Те­река, собравшись 5-го января 1920 г., использовал двухлет­нюю предварительную работу, 11-го января утвердил союз­ную конституцию и принял на себя верховную власть в объ­единенном Казачьем государ­стве.

ЮЖНАЯ АРМИЯ — начата формированием по распоряже­нию германских оккупацион­ных властей летом 1918 года. "Немцы приступили к органи­зации «Южной армии» с под­черкнутым монархическим ло­зунгом, назначив командую­щим армией ген. В. Семенова, в «активе» которого имелось удаление его из Дроздовского отряда, а потом и из рядов Добровольческой армии... На­значенный в то же время и Во­ронежским губернатором, ген. Семенов, ведя монархическую пропаганду, начал проводить в жизнь ярко реставрационную политику со взысканием "про­торей и убытков", с экзекуция-

ми и бесплатными реквизиция­ми. Несмотря на затрату огро­мных средств, максимальный боевой состав не превышал 3.500, и немцы, признав неуда­чу, прекратили субсидирова­ние. Ген. Семенов, позже ра­зыскивавшийся как уголовный преступник, скрылся. Ген. Кра­снов без ведома Круга, поль­зуясь полнотою власти, взял содержание "Южной армии на счет дон. казны и назначил ко­мандующим Южн. армии гене­рал-адъютанта Ник. Иуд. Ива­нова" (Н. М. Мельников, "Ро­димый Край" № 45, стр. 11).

Атаманом Красновым, несо­мненно, руководило желание создать подручную и послуш­ную Дону русскую военную организацию, в противовес враждебному ему возглавлению Добрармии. Ген. Краснов, сам в душе монархист, не был обеспокоен монархическими настроениями основных кадров Ю. армии. Он дал ей право рас­поряжаться на занятой казака­ми русской территории, где ее военно-административные вла­сти продолжали безобразия, начатые при ген. Семенове. Бес­судные расправы с русским на­селением вызывали возмуще­ние всех Казаков, они послу­жили одной из причин недове­рия к своему Донскому прави­тельству, к падению духа в Донской армии и отступлению ее в глубокий тыл зимою с 1918 на 1919 год. При этом и Ю. А, закончила свое бесслав­ное существование, послужив­шее во вред казачьей борьбе.

ЮЖНО - РУССКАЯ КОНФЕ­РЕНЦИЯ собралась 17 июля 1919 г. До этого времени она считалась казачьей конферен­цией для разрешений вопросов по организации Юго-Восточно­го Союза и происходила без участия официальных предста­вителей Добрармии, но ее те­чение было нарушено террори­стическим актом деникинцев — убийством Н. С. Рябовола. После этого, угроза новых убийств из-за угла направила деятельность конференции на путь желательный всем против­никам усиления Юго-Восточно­го Союза, против воли и нака­зов Кругов и Рады. Теперь па заседания конференции при­глашались и представители До­брармии: А. С. Щетинин, В. Н. Челищев, М. М. Федоров, Н. А. Савич и ген. Носович. Произо­шли некоторые изменения и в составе Кубанской делегации: место убитого Н. С. Рябовола занял И. А. Билый, Мурат Хатагогу заменил Султан Шахим Гирея, отказавшегося участво­вать в заседаниях.

Обсуждение требований ген. Деникина продолжалось боль­ше пяти месяцев и не привело к соглашению. Дон, Кубань и Терек к этому времени при­обрели все формы отдельных политических обществ, стремя­щихся к объединению в каза­чью федерацию, а ген. Дени­кин, через своих представите­лей, требовал их согласия возвратиться в лоно неделимой России с некоторыми автономными правами. Для большей убедительности деникинцы снова совершили террористи­ческий акт, повесив ни в чем неповинного священника А. И. Кулабухова и насильно выслали заграницу некоторых членов Кубанской Законодательной Рады.

Но и после этого Казаки не пошли на уступки. В конце де­кабря Ю.-Р. конференция пре­кратила заседания, а в начале января 1920 г. собрался новый состав казачьих представите­лей на Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, после дли­тельных переговоров постано­вивший устранить ген. Деники­на от всякого вмешательства в казачьи дела.

ЮК — вьюк: "Вот конь стоит с походным юком на спине" (из песни Некрасовцев),

ЮНКЕР - рядовой военного училища, проходивший подго­товку к производству в первый офицерский чин; у Казаков из строевых начальников среди Ю-ров, по званиям различа­лись три степени: вахмистр, старшин портупей-юнкер и мл. портупей-юнкер.

ЮНКЕРСКИЕ   УЧИЛИЩА   - первоначальное название воен­ных училищ для подготовки к производству в офицерский чии лиц, имевших достаточное общее образование.

ЮРАГА — пахтанье, маслянка, остатки от сметаны или сливок после сбитого масла.

ЮРТ — в старину у Татар ко­сное владение одного улуса; участок земли или целая область вместе с принадлежащи­ми к ним водами, состоявшие в наследственном и безраздель­ном владении улусного обще­ства. У Казаков КЗ. — земель­ное владение станичного об­щества. Границы Ю. с древних времен утверждались Войско­выми Кругами. После того, как группа казачьих семей или ста­ница решала основать новый городок, они обращались в Главную Войску за разрешени­ем "обысканный юрт занять". После расследования, не будет ли от этого другим станицам "утеснения" им разрешалось "Юрт занять и собрав станицу городок устроить и жить, как и иные наши городки". Одновре­менно с этим им выдавалась "заимочная грамота". С нача­ла XVIII в., при основании го­родка станица должна была произвести "развод рубежей" и точно определить границы с соседними казачьими поселе­ниями. После этого она полу­чала "разводную грамоту", ко­торая служила документом, определявшим право станицы на ее Юрт.

ЮРЧЕНКО Александр Данило­вич (куб.) — рожд. 1896 г., ст. Полтавской; офицер. В 1916 г.

окончил Учительскую семина­рию в своей станице и по мо­билизации командирован в Ташкентское военное училище. Выйдя оттуда после производства в офицерский чин, служил в куб. пластунском батальоне; ранен на Царицынском фрон­те. В 1920 г. эвакуирован из Крыма и остался эмигрантом в Югославии. После, как хорист Кубанского хора, объехал мно­гие страны Старого и Нового Света, в 1930 г. остался в США, где зарабатывал на жизнь как регент в разных православных храмах. Умер 17 февраля 1967 года в Чикаго.

ЮШКИН - КОТЛОБАНСКИИ - Порфиряй (доя.) — рожд. 1886 года, псевдоним казачьего по­эта. В 1918 г. был делегатом на Малый "Назаровский" Круг ст. Студенческой станицы при Донском университете; прини­мал участие в организации Сту­денческой Боевой дружины в составе Донской армии; в 1920 году, после борьбы за Дон ушел в эмиграцию. Печататься начал от 1919 г. в ростовском журнале "Донская Волна", а будучи эмигрантом публикует прозу и стихи в разных периодических изданиях; вышли в свет три книги его стихов, из них последняя — в 1968 г.