А. Чуприна Одиссея казацких святынь
Главная | Хроника
 использование материалов разрешено только со ссылкой на ресурс cossackdom.com

 

Анна Чуприна

Одиссея казацких святынь

Часть ІІ.

О существовании казацких регалий, часть которых относится к запорожскому периоду, одной из первых подняла тему их возвращения в Украину запорожская исследовательница казачества, кандидат исторических наук Людмила Маленко. 

Из-за отсутствия доступа к зарубежным научным изданиям и периодике в 2001 году пани Людмила создала веб-сайт "Козацтво XV-XX  століть" [www.cossackdom.com], который постепенно стал аккумулятором интересной информации и местом постоянных виртуальных встреч ученых из Украины, России, Франции, Бельгии и США. Нечасто, но пани Людмила ездила в Россию на международные научные конференции, посвященные казацкой проблематике, работала в архивах и музеях Краснодарского края. Российские ученые неизменно оказывали ей содействие в поиске документов, знакомили с жизнью края. От коллег Людмила узнала о существовании музея Кубанского казачьего войска в Ховелле [США] и хранившихся там регалиях. А чуть больше года назад на Людмилу через ее сайт вышел атаман казаков Америки и Канады Сергей Цапенко, который подтвердил, что в коллекции хранится немало реликвий запорожского периода. Это очень порадовало исследовательницу [долгое время считалось, что львиная доля казацких памяток утеряна безвозвратно], но и вызвало тревогу. Почему?

Еще в самом начале 90-х годов руководство Всекубанского казачьего войска [ВКВ]повело переговоры с казаками Америки о возвращении святынь на родину. Наследники спасителей реликвий после долгих колебаний согласились, поставив ряд условий: отстройка войскового собора имени Александра Невского, возвращение исторического названия столице кубанского казачества – Екатеринодар, переименование населенных пунктов, носивших имена красных вождей, декоммунизация края.

Увы, по наблюдениям социологов, процесс возрождения кубанского казачества шел болезненно, кубанцев раздирали распри. [в конце 90-х годов, кроме ВКВ, появилось еще и ККВ – Кубанское казачье войско]. Среди казаков было немало людей случайных, которые не интересовались глубоко историей и традициями. Наконец в не безоблачные казацкие дела вмешалась политика.

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачов решил в предвыборной борьбе опереться на Кубанское казачье войско под атаманством Владимира Громова. Что могло быть лучше, чем вернуть из США на родину исторические ценности? Ударными темпами пошло строительство собора имени Александра Невского, СМИ запестрели сообщениями о скором возврате раритетов. Правда, в апреле 2005 года с резким заявлением по этому поводу выступили атаманы ВКВ: “Преклонение перед коммунистической идеологией, активнейшая поддержка на выборах всех уровней кандидатов от  левого блока пошатнули веру казаков в то, что Войсковое правительство ККВ ведет их по правильному пути. Не возвращено историческое название столице Кубани, не переименованы улицы, названные в честь организаторов репрессий против казачества, не решаются вопросы реабилитации казачества как репрессированного народа. Мы, ветераны возрождения казачества на Кубани, заявляем, что ККВ в лице атамана В.П.Громова на сегодняшний день не может претендовать на роль правопреемника регалий и святынь кубанского казачества. Считаем, что передача вышеуказанных регалий Громову – преждевременна... Мы не исключаем того, что все, сохраненное Вами в течение многих лет, будет растащено по частным коллекциям так называемыми правопреемниками” [полный текст послания опубликован на сайте www.novasich.org.ua].

Однако переговоры атамана Громова о возвращении реликвий набирали силу. Тут нужно отметить, что и среди казаков США единого мнения  о передаче регалий России на тот момент не существовало.

Атаман американских кубанцев Анатолий Певнев поддерживал активное желание атамана Громова возвратить регалии в Краснодар. В мае 2005 года они вместе побывали в ховелльском музее и начали пересчет регалий, хотя Кубанский Войсковой Совет разрешения на это не давал. Обеспокоенные тем, что г-н Громов “распоряжался так, как будто бы он здесь хозяин”, казаки приняли решение о немедленном созыве Совета,  который “единогласно постановил поменять замки на музейных дверях, поскольку было обнаружено, что нижний замок переделан таким образом, что его можно было открыть без ключа… Кроме того, было замечено, что  в подвале и библиотеке не хватает многих старых казачьих книг и журналов. Скорее всего, теперь их можно найти где-то в частных коллекциях в России” [из письма атамана станицы Новая Кубань А.П.Сенченко, опубликованного на сайте www.cossacksusa.com].

Эти перипетии не могли не встревожить Людмилу Маленко. Ведь в составе уникального собрания памятников истории мирового [без преувеличения] значения находится часть экспонатов запорожского периода. Если бы речь шла о передаче регалий в какое-нибудь государственное музейное учреждение, где они нашли бы достойные условия хранения, а ученые могли с ними работать, вопросов бы не было. Но наблюдать, как памятки не сегодня-завтра попадут в частные руки?.. Может, попытаться организовать передачу регалий с запорожскими корнями в Украину? Но как? Запорожские казацкие организации никакого интереса к регалиям не проявили. До государственных мужей не достучаться... Помог все тот же Интерент.

Весной 2006 года редактор журналов «Музеї України» и «Нова Січ» Виктор Тригуб создал сайт казацкого журнала, чтобы найти единомышленников. Активные "шастания" по Интернету привели пана Виктора на сайт пани Людмилы, которая поделилась с ним своими тревогами. Виктор Тригуб – человек неравнодушный и чрезвычайно активный – бомбардировал все возможные киевские инстанции письмами и требованиями рассмотреть вопрос о возвращении в Украину запорожской части казацких регалий. Когда в ответ получил тишину, он привлек народного депутата Ольгу Боднар: "артобстрел" Министерства культуры и туризма, госкомиссии по контролю за перемещением культурных ценностей через границу Украины, Министерства иностранных дел и Секретариата Президента пошел с двух сторон. Затем к делу подключился народный депутат Украины Юрий Артеменко. В бытность губернатором Юрий Анатольевич всячески способствовал развитию Национального заповедника «Хортиця», и теперь, вместе с руководством заповедника предложил рассматривать музей истории запорожского казачества как место, наилучшее с точки зрения хранения и изучения исторических реликвий.

Одновременно пан Тригуб повел переговоры с атаманом казаков США и Канады Сергеем Цапенко. Пан Цапенко поддержал идею передачи раритетов запорожского периода в Украину и сумел убедить в необходимости этого большинство казацкой старшины [решение совета атаманов и старших казаков Америки от 4 июля 2006 года].

Общественность сделала очень многое. Что же государственные органы? Наиболее возмутительной была реакция Министерства культуры и туризма. Из письма замминистра О.Костенко следует, что министерство "в курсе" относительно регалий уже несколько лет[!] и планирует издание каталога документов и подборки фотоиллюстраций коллекции. Подготовка к оному подвигу длится три года: удалось описать выявленные казацкие святыни, получить согласие на их фотокопирование и составить библиографию проблемы. А далее, ничтоже сумняшеся, замминстра пеняет энтузиастам на поспешность и предвзятость выводов и сообщает, что в США, вероятно [!], хранятся только четыре куренных значка. “Недопустимо упрощенно, – возмущается министерство, – представлена проблема возвращения культурных ценностей – кубанских регалий, среди которых находятся единичные памятки последней запорожской Сечи”. Даже у человека не посвященного в тонкости дипломатии, возникают вопросы: если памятки такие единичные, что же  с таким тщанием изучали и описывали целых три года?! Ученых же письмо повергло в состояние шока.

МИД Украины пыталось способствовать возвращению, но его телодвижения, равно как и Секретариата Президента, реальных подвижек не дали. А потом случилось то, что случилось. Как "МИГ" уже сообщал, в начале октября большая часть коллекции была вывезена из ховелльского музея в неизвестном направлении...

На днях в США вылетела группа запорожских ученых, которые надеются получить доступ в музей и осмотреть то, что осталось. Затем говорить должны дипломаты. Будет ли способен новый министр культуры Юрий Богуцкий проникнуться необходимостью возвращения в Украину раритетов мирового уровня? Заработает ли наконец госслужба контроля за перемещением культурных ценностей через границу Украины? Включат ли наконец запорожских ученых в комиссию, созданную президентом Украины? Вопросы, вопросы…